Информационный Центр Правительства Москвы
04 мартa 2024, понедельник, 22:37
Пресс-конференции

Пресс-конференция «Воспитание в системе московского образования»

В среду, 30 ноября прошла пресс-конференция Департамента образования и науки города Москвы на тему: «Воспитание в системе московского образования: современные стратегии и практики». В рамках мероприятия спикеры рассказали о реализации стратегии развития воспитательной работы в столице, роли общественных движений и детского самоуправления

Пресс-конференция «Воспитание в системе московского образования»
фото: ИЦПМ
Важное:

Депобр Москвы: Школы должны создавать позитивные условия обучения ребенка

Музеи, кружки и поднятие флага: Эксперт рассказал, как проводится воспитательная работа в школах Москвы

Более 10 тыс. специалистов оказывают психологическую поддержку школьникам и их родителям в Москве

ВЕДУЩИЙ

Пресс конференция на тему «Воспитание в системе московского образования: современные стратегии и практики». В пресс конференции принимают участие Молев Антон Ильич - заместитель руководителя Департамента образования и науки города Москвы; Антонов Николай Викторович  - начальник Управления координации воспитательной работы, дополнительного образования и профилактики правонарушений Департамента образования и науки города Москвы; Куринина Надежда Михайловна - директор Государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования города Москвы «Дворец творчества детей и молодежи имени А.П. Гайдара»; Олтаржевская Любовь Евгеньевна - директор Государственного бюджетного учреждения города Москвы «Городской психолого-педагогический центр Департамента образования и науки города Москвы». Коллеги, у нас сегодня интересные спикеры, и не менее интересная тема, у нас время час, и давайте постараемся работать в рамках заявленной темы. Все дополнительные вопросы по образованию — у нас здесь есть представитель пресс- службы, вы все подготовьте, на все потом ответим, а сегодня  постараемся быть благодарными Антону Ильичу и коллегам, что они пришли рассказать нам о этой теме. Итак, Антон Ильич, Вам слово.

А. МОЛЕВ

Добрый день, рад всех приветствовать. Хотел сказать, что мы здесь большой командой, на самом деле мы здесь частью большой команды, которая в Москве отвечает за такую непростую тему, как воспитание. При этом понятно, что за последние несколько лет не только в Москве, но и в целом, в нашей стране, теме воспитания уделяется очень серьезное внимание. Более того, это отражается в очень серьезных изменениях в нормативных документах, в административных решениях, в изменениях даже в содержании образования, но за последние эти несколько лет, сложилось еще и мнение, наверное, не без участия вас или ваши коллег, связанное с тем, что как будто бы воспитания до этого в школах как бы и не было, а вот, сейчас его возвращают, возрождают, и , более того, насаждают. Надо сказать, что когда мы очень активно включились в этот процесс, мы понимали, что, конечно, воспитательные традиции в Московских школах существовали. Были они и общегородскими, были и локальные практики, и, вырабатывая ту модель, которую мы вам сегодня представляем, мы взяли себе за правило, опираться на те существующие уже практики, на те подходы, которые уже имели место. И поэтому та стратегия, которая реализуется в настоящее время в Москве, не началась несколько лет назад с чего-то нового или пустого, она базировалась на тех успешных практиках, которые уже умели место в Московских школах. Прежде всего, чтобы понимать о чем идет речь, о поле воспитательного направления, надо сказать, что далеко не в последние годы, а гораздо раньше, в московских школах произошли очень серьезные изменения, связанные с уделением внимания дополнительному образованию. Если, скажем, еще лет 10 назад, может, даже чуть больше, мы в подавляющем большинстве московских школ могли во второй половине дня увидеть погашенный свет и закрытые двери, потому что уроки закончились, дети разошлись по домам, наверное, по своим делам, а школа свой долг по основному образованию выполнила, то уже сейчас мы не встретим ни одну школу, которая бы в этом режиме существовала. Школу или школьное здание, не важно. Вот уже около 10 лет школа наполнена совершенно разным дополнительным образованием.

Охват кружками, секциями, студиями, самыми разными сферами приложения усилий ребенка, огромен. Это очень непростой был путь., пришлось приложить немало усилий, менять привычки, традицию, но это рельность, в которой мы теперь живем, и на нее, безусловно, опираемся. Московские практики, которые создали представление и большой проект под названием, «Город, как школа», когда разного рода образовательные, воспитательные, другие педагогические практики , могут осуществляться не только в школьной среде, но и в партнерских пространствах, таких как университеты, колледжи для школ, музеи, сложилась уже в течение тех же 10 лет. Субботы московского школьника  - практика, которая существует до сих пор , пользуется огромным спросом, мы ее не изобретали. И в этом смысле нам нужно было систематизировать накопленный опыт, опираться на него и придти к некоторому относительно универсальному системному решению. И для этого нам нужно было совместно в диалоге с коллегами, которые внутри школ, внутри колледжей, учреждений дополнительного образования, отвечают за это направление, договориться о неких общих единых подходах.

Понятно, что навязать какой-то жесткий инвариантный способ реализации воспитательной политики в каждой школе было немыслимо, да и задачи такой никто не ставил. Но представить себе, что в одной школе могут руководствоваться одними принципами, а в другой — радикально другими, можно было бы, то мы точно должны были бы этого избежать. Именно поэтому, принципы, на которых мы основывались, исходили из общепедагогических, гуманистических соображений. Главный из которых был связан с тем, что в воспитании ключевая фигура , на которую направлены все усилия — это ребенок. И здесь в воспитании мы исходим из представлений  о том, что, собственно, воспитательный процесс, где бы он не реализовывался, будь то школа, школьное событие, или любой другой воспитательный момент, ключевыми факторами или основными агентами влияния на процесс воспитания выступают три субъекта, три фактора: это человек, собственно говоря, столкновение с другим человеком, взрослым значимым или ровесником, старшим в семье, или с другом по классу или по спортивной секции, с учителем и т. д. - это наиболее значимый эффект, второе — это среда, в которой  находится ребенок, причем во всем многообразии представлений о том, что такое среда. Ну, вот, мы находимся в очень официальном зале, в котором проходят мероприятия разного масштаба, оно задает формат, настраивает нас на определенный тон,  исключает возможность иных способов коммуникации, и, в общем, определяет практически все, что здесь происходит.

Пространство школы — это не только пространство, где приняты те или иные правила, где выработаны определенные уклады, которые определяют отношения между взрослыми и детьми, между взрослыми друг с другом, и т. д. Вот это все вместе важнейшее условие реализации воспитания. Наконец, третий сюжет, это деятельность, потому что воспитание реализуется в процессе деятельности и создание необходимых условий для деятельности не любого события, а педагогически продуманного, спланированного и целесообразного — это третий сюжет, на который нужно было опираться. Понимая все это, мы исходили из того, что школа — это то пространство, в котором реализуется обязательное образование, и каждый ребенок в Москве школу посещает почти миллион учащихся, с 1 по 11 класс, мы не берем дошколку. Хотя дошкольные от — отделения, детские сады  - это тоже пространство воспитания на раннем этапе. Так вот, если даже мы говорим о школе, ребенок ходит туда не потому, что ему так захотелось или ему предложили это делать родители, а потому, что это его первая жизненная обязанность. Он должен там находиться, это пространство, которое для него предопределено, и, в общем, серьезное жизненное испытание. Понимание того, что пространство школы — это испытание, потенциальный стресс, это коллектив сверстников, по-разному организованный, и по-разному сложившийся,  - важное основание.

Ситуаций, в которых ребенок мог бы хотеть покинуть школу, или из нее уйти, может быть очень много. Не сложились отношения с другом, учитель, как кажется ребенку, поставил несправедливую оценку, присловутый буллинг, о котором все говорят, мало ли что еще. Огромное количество факторов, которые не всегда из приятной среды хотят ребенка вытолкнуть. Точнее, ему создают условия, когда он хочет уйти. Задача школы, воспитательная задача школы, создать противоборствующие точки притяжения, чтобы ребенок хотел прийти в школу. Это может быть яркий интересный учитель, событийный ряд, прекрасное пространство взаимодействия и общения, правила, которые приятны, понятны и разделяемы, среда творчества. Масса факторов, которые не должны быть 100 % повторяемы из школы в школу, но они должны придерживаться этого принципа. Поэтому в сложном пути договоренностей мы пришли к тому, что одним из таких базовых принципов должно быть некое превосходство сил, притягивающих ребенка к школе над теми, которые его из школы выталкивают. Мы понимаем, что школа не идеальная среда. Это среда естественная, всякое может сложиться, большая среда, многонаселенная. Поэтому задача школы не создать идеальное пространство, но то, где желание в школу прийти будет много выше, чем разные факторы, которые из школы захотят вытолкнуть. И тогда будут выполняться базовые условия, при которых можно говорить о реализации поставленных перед школой, как важнейшим государственным, социальным институтом, уже не только московской, но и большой федеральной задачи.

Погружаться в эти большие федеральные задачи я сейчас не стану, чтобы сэкономить время. Собственно, ключевые позиции по этому вопросу изложены в основных документах, которые все, в том числе, и в наших материалах, представлены. Это и последний указ Президента, и предшествующие документы, которые касались концепции духовно-нравственного развития, изменения в законе об образовании. Вот их реализация возможна только в случае,  если в школе будет построена такая модель. Но чтобы такую модель построить, мы должны были выстроить конструкцию. которая  опиралась бы на профессионалов. Первый профессионал в школе, который отвечает за воспитательную работу, это заместитель директора по воспитанию и социализации. По счастью в Москве давно сложилась практика, что в каждой образовательной организации есть такой специалист, эта должность может быть какое-то время вакантна, кто-то замещает, но эта позиция точно есть, и мы выстроили единый принцип работы и замещения этой должности, подходы  к функционалу, и единая система взаимодействия, как в еженедельном режиме, вот сегодня у нас селекторное совещание со всеми 600 замов по воспитанию в каждой школе. Мы обсуждаем насущные вопросы, ставим задачи, отвечаем на их вопросы, обсуждаем какие-то ключевые задания, которые перед нами стоят. А это регулярное обучение наших уважаемых коллег и поддержка со стороны служб, которые есть у нас в городе. Вот Любовь Евгеньевна, которая будет завершать наше общее выступление, расскажет про свою задачу ее городского очень мощного центра, который выполняет очень большую задачу по отношению ко всей образовательной сети. Вот у нас есть такой же центр «Патриот-спорт», который выполняет самые разные задачи, но является ключевым в сфере воспитания, и там создана группа поддержки, замов по воспитанию, которая обеспечивает постоянный контакт, режим, развитие, в том числе и ответы на те вопросы, которые возникают. Если бы мы эту вертикаль дальше двигали, то под заместителем директора по воспитанию фактически находятся ключевые люди, которые являются главными в воспитательном процессе — классные руководители. Это прямой контакт, это прямое взаимодействие, это прямое поле диалога между ребенком и учителем, между школой и родителями. Это все функционал классного руководителя, и его утверждение — это наши ближайшие задачи. Предварительно он согласован, мы уже не мало о нем говорили на разных площадках и, надеемся, что уже в ближайший месяц -два, мы уже придем к некоему согласованному, единому решению.

Наконец, мы исходим из того, что подготовительный этап, который мы проходили в течение последних двух лет, , и вот эта конструкция, описываемая нами сегодня, была готова к тому, чтобы вновь появившиеся очень серьезные федеральные задачи, многие о них слышали, о них чуть позже расскажет Николай Викторович, мы были готовы реализовывать, как раз по той причине, что была выстроена единая модель, единые подходы, в том числе обеспеченные и инструментами управления. Наше общее выступление построено следующим образом. Более подробно о тех задачах, которые сейчас реализуются, начиная с 1 сентября, ну, и в целом про конструкцию, расскажет Николай Викторович. Надежду Михайловну мы попросили подготовить рассказ о погружении в ту новую сущность, которая сегодня очень подробно обсуждается, это общегроссийское общегосударственное движение детей и молодежи. В декабре оно обретет свое название, многие другие характеристики, атрибуты и символы. Надежда Михайловна является, кстати говоря, первым из региональных председателей этого движения, в данном случае регионального отделения в Москве. Поэтому она носитель информации буквально говоря, из первых уст. А Любовь Евгеньевна уже расскажет о той важной сфере, которая касается психологического сопровождения воспитательного процесса и образовательного, потому что разделение очень зыбкое, и о том, как это делается в Москве. Коллеги, давайте двигаться дальше. Когда мы все выступим, будем готовы отвечать на Ваши вопросы. Спасибо.

Н. АНТОНОВ

Добрый день, уважаемые коллеги. Вот то, что на сегодняшний день вопросы воспитания находятся в фокусе государственной политики, не вызывает сомнения и известно каждому. Начну свое выступление, наверное, с главного вопроса, на ком лежит большая ответственность за воспитание: на семье, на школе, на городе, на стране? И, сразу же, не отвечу на этот вопрос, а вернусь к ответу на этот вопрос в конце своего выступления. Итак, уважаемые коллеги, на сегодняшний день, проделана колоссальная работа для организации именно процесса воспитания. В каждой образовательной организации, школе, колледже, учреждении дополнительного образования, разработана программа по воспитанию, в которой заложены цели, задачи, содержание, сущности, именно процесса воспитательной деятельности. Да, программа была и ранее, но с 1 сентября прошлого года она есть в каждой образовательной организации, она актуализирована с учетом особенностей времени, с учетом ситуации на сегодняшний день. Программа- это живой инструмент, живой механизм, который постоянно корректируется и модернизируется под ситуацию в стране, в городе. Москва обладает достаточно мощным ресурсом и такой особенностью, что в процесс воспитания встроено социокультурное пространство города. К счастью, наши школьники обладают такой возможностью посещать и школы, выступать партнерами  с колледжами, ВУЗами, находящимися на территории г. Москвы, с музеями, парками, усадьбами, и со всей инфраструктурой, которая находится в городе. Как пример — взаимодействие с Музеем Победы - в 2021 году стартовал проект «Подвиг народов», суть этого проекта — квест на базе Музея Победы, экспозиция сконструирована таким образом, чтобы за непродолжительное время, 60-90 мин. ребята смогли погрузиться в хронологию ВОВ и пройти посмотреть экспозицию по реперным точкам , переломным моментам войны.

С апреля 2021 г. уже более 130 тыс. школьников посетили данную экспозицию. В 2022 г. в феврале стартовал проект «Подвиг народа» Битва за Москву, первая победа. Здесь аналогичная интерактивная экскурсия, где ребята проходят непосредственно по жизни Москвы в период ВОВ через историю одной семьи. И в этом году уже в ноябре третий проект он разработан совместно с департаментом образования и науки г. Москвы, и РПЦ — это «Путешествие в историю. Вера в победу». Интерактивная экскурсия с акцентом на вклад верующих людей различных религиозных конфессий в победу. Он показывает ребятам о единении, о общей такой истории, общей цели, о движении к победе. Также с этого года во всех образовательных организациях реализуется ряд федеральных инициатив, как мы с сентября их называли, сейчас это, по сути, проекты, которые плотно сидят в нашей жизни и жизни каждого школьника. Это школьный спортивный клуб в каждой школе, который представляет собой некий набор различных видов спорта, где ребята могут заниматься. Пропаганда здорового образа жизни и вовлечение ребят в массовый школьный спорт и занятия физической культурой.

Практически в каждой школе есть школьный театр. Если мы говорим о таких прикладных кружках, как сценическая речь, режиссура и т. д., то это есть в каждой школе. Мы стремимся к тому, чтобы театр в ближайшее время был в каждой школе. Ребята могли делать постановки в своей школе, соседней школе и на площадках театров города для взаимодействия с уже состоявшимися актерами, для формирования своей профессиональной траектории и повседневной жизни в школе. Далее это российское движение детей и молодежи. В этом году оно было создано. Каждому ребенку очень важно ощущать внутреннюю свою причастность к какому-либо сообществу, и если нет в его поле зрения позитивного сообщества, то он найдет негативное, деструктивное сообщество. На сегодняшний день было много общественных объединений, но именно российское движение детей и молодежи по своей сути под другим углом показывает ребятам жизнь молодежного движения. И, начиная от названия, векторов развития и содержания, все здесь зависит от ребят. Что они предлагают, что им интересно, под их запросы и выстраивает траектория развития российского движения детей и молодежи. Это как раз и позволяет сделать эту позитивную повестку и сообщество , в которое ребенок может погрузиться и почувствовать свою причастность. Каждый понедельник перед первым уроком в каждой московской школе происходит торжественная церемония поднятия государственного флага РФ и исполнение гимна. И это очень важно. Это воспитывает в ребятах чувство уважения, гордости за свою страну через ритуалы, церемонию и символы Российской Федерации, а также на этой церемонии оглашаются памятные события и важные даты на предстоящую неделю, что еще раз поднимает на поверхность поля зрения ребят те события, которые происходили в нашей стране. Еженедельно на первом уроке в каждой школе проходит занятие проекта «Разговоры о важном». На всевозможные темы важные для города, страны в целом. Какая особенность в проекте «Разговоры о важном»? Особенность в том, что он направлен на формирование базовых ценностей у ребят. И форматом основным является разговор, беседа, дискуссия, диалог. Где не только мы даем репродуктивно информацию, и используем эту методику обучения, а даем детям возможность самим высказаться, поучаствовать, высказать свое мнение. Это дает возможность сформировать позицию т и базовые ценности, присущие нашей стране, нашему государству. И каждое занятие сопровождается материалами , разработанными федеральными коллегами, так и командой департамента образования и науки г. Москвы, согласно возрастных особенностей на каждое занятие есть материал в помощь классному руководителю, есть служба, в которую он может обратиться в любой момент с тем или иным вопросом, если что-то непонятно по порядку проведения. Сейчас предлагаю вашему вниманию один из роликов занятия, которое было буквально в этот понедельник. Вашему вниманию был представлен ролик на уровень начального общего образования. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ

Надежда Михайловна, пожалуйста, Вам слово.

Н. КУРИНИНА

Добрый день, уважаемые коллеги. Действительно, этим летом, мне кажется, произошло очень важное событие в истории детского движения нашей страны . 14 июля Президент подписал закон о всероссийском движении детей и молодежи. Ключевой особенностью нового движения является то, что сами ребята они являются соавторами этого движения. Сейчас у нас проходит большое голосование по всей стране. Ребята выбирают название движения, символы, кричалки, традиции, формируют систему роста, которая будет внутри движения, и вот такие итоги будут подведены в декабре , с 17 по 20 декабря пройдет первый сьезд всероссийский российского движения детей и молодежи . Такое большое будет событие, в котором примет участие более 1000 ребят со всей страны. Очень важно отметить, что учредителями движения стали не только крупные всероссийские организации, такие как российское движение школьников «Юнармия», движение «Большая перемена», но и небольшие региональные организации. Это говорит о том, что интересы каждого ребенка нашей страны в этом движении будут учтены.

Очень важным является то, что помимо того, что ребята формируют содержание движения, они еще смогут участвовать активно в управлении движением. Такой формы у нас тоже не существовало в последние годы. И будет выбран в рамках съезда большой детский совет , который будет осуществлять непосредственно управление движением и, конечно, все решения будут приниматься с учетом ребят. Для того чтобы в Москве у нас ребята тоже могли активно включиться в эту историю, мы с сентября месяца запустили несколько проектов которые позволяют нам максимально учитывать мнения ребят , учитывать то, какие события, какое содержание будет реализовываться не только в рамках их непосредственно школы, где они учатся, но и в целом в регионе, в г. Москве. Этот проект называется «Акселлератор проектов «О, идея». На протяжении трех месяцев ребята не просто подавали свои заявки, свои идеи, но и реализовывали свои проекты и идеи на территории школы, в районе, даже у нас получились такие городские проекты. Это, конечно, было очень интересно. Мы, безусловно, эту работу продолжим. Потому что очень важно нам формировать не просто сообщество ребят, нам очень важно формировать осознанное сообщество ребят, которые небезразлично относятся к тому, что происходит в их школе, в их доме, в их дворе, но и, соответственно, в городе, и в целом, в нашей с вами стране. Важно отметить, что ребята не существуют самостоятельно, у них есть замечательные кураторы. Это наставники, ими, как правило, выступают у нас как педагоги, которые в школах курируют детское движение , это не обязательно классные руководители, это могут быть и учителя-предметники, которые заинтересованы в развитии движения и готовы взаимодействовать с ребятами. И также это родители, которые также могу выступать у нас в качестве наставников, в рамках развития движения.

Очень важными моментами является то, что вообще деятельность движения, , она сейчас формируется, и она является многоплановой. Для чего? Для того, чтобы, действительно, каждый ребенок мог найти интересное. Что в движении есть? Это и всевозможные конкурсы, в которых участвуют ребята, и федерального уровня конкурсы и региональные. Это и всевозможные выездные программы, мы практически каждые выходные выезжаем на базу нашего загородного центра — это центр «Команда», который у нас относится к нашему московскому дворцу пионеров — и там проводим всевозможные образовательные истории. Это события, которые мы направляем на работу с начальной школой, когда уже наши маленькие активисты готовы полноценно участвовать в жизни пока еще не школы, но класса. Это события, которые направлены на развитие педагогов, наставников, родителей. Здесь полход у нас максимально разнообразный, как к педагогам, которые эту деятельность курируют, так и к родителям. И, конечно, очень важно, мне кажется, это ключевое событие, это первый съезд. Москва непременно принимает в этом участие. Мы были первым регионом, в котором был назначен региональный председатель. Сейчас идет процедура юридического оформления движения. Мы максимально к сотрудничеству готовы, открыты. Мне кажется, вы сможете найти очень много интересных поводов поучаствовать тоже в наших интересных мероприятиях. В субботу у нас прошел первый форум московского отделения. Он у нас проходил на 19 площадках города. Эти площадки были наши учреждения дополнительного образования , которые тоже оказывают содействие в курировании детского движения в целом. Получилось такое большое масштабное мероприятие . Приглашаем вас к сотрудничеству. Надеемся, что все вместе мы движение сделаем интересным не только для ребят, но и для педагогов, и для родителей, и в нем будут принимать участие все заинтересованные лица. Спасибо. Давайте посмотрим ролик, его подготовили обычны. Обычные московские ребята , которые с самого начала оказались в движении, амбассадоры движения. Они продвигали эту идею, по-моему, получилось неплохо. Давайте посмотрим. [30:26- 31:15]

ВЕДУЩИЙ

Любовь Евгеньевна, Вам слово.

Л. ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Добрый день, уважаемые коллеги. Начать, наверное, раз мы говорим о психологическом сопровождении всей системы образования нужно с того, что у нас в системе сейчас трудится более 3,5 тыс. только педагогов-психологов, а если мы посчитаем всех специалистов служб сопровождения, , которые направлены именно на решение задач психолого-педагогического сопровождения и создание той самой безопасной среды для ребят, это более 10 тыс. специалистов. Для нас сегодня очень важно, как работают эти специалисты на местах. И вот то, о чем говорил Антон Ильич понятно, что каждый случай индивидуален, и требует особого сопровождения, но при этом общие подходы, общие договоренности, они сейчас выходят на первый план. Понятно, что педагоги-психологи, деж если их так много в регионе не могут в одиночку решить задачи, и достаточно серьезные, которые сейчас стоят перед системой образования. Вызовы достаточно жесткие, действительно, непростые, и очень важно, чтобы наши педагоги-психологи, мы про это постоянно говорим с управленческими командами школ, были членами именно той междисциплинарной команды, которая решает задачи психологической безопасности для всей среды школ, в которые приходят наши дети. Для того, чтобы эти подходы действительно были актуальными, чтобы они были применимыми, потому что можно сколько угодно теоретизировать, на тему тех или иных методик, но, конечно, наиболее продуктивно, и наиболее эффективно работают методики, которые разрабатывают, обсуждают сами практики.

В этой связи на базе каждого межрайонного совета директоров созданы и достаточно активно работают психолого-педагогические службы МРСД . Это службы, которые состоят из педагогов-психологов и специалистов экспертного уровня. Это службы, в которые каждый практикующий психолог в образовании может обратиться со своими вопросами. Это службы, которые помогут в трудной ситуации, когда нужно на территории перераспределить ресурсы. Понятно, что те проекты, которые сегодня реализуются в Москве, направлены на минимизацию социальных рисков, и на то, чтобы наши дети имели такую сбыточную среду для самореализации, чтобы каждый ребенок нашел себя, но в случае, если ребенок не может определиться в этом поле возможностей, тогда мы сталкиваемся с теми негативными явлениями, которые присутствуют. На самом деле, тема буллинга или школьной травли — это тема, о которой мы сегодня тоже должны говорить, а не закрывать на это глаза. Это дема не новая, это тема, которая сопровождает подростковый возраст. Другой вопрос, как мы работаем с этой проблемой. В прошлом году запущен большой серьезный проект — это школьная служба примирения.

На сегодняшний день в каждой московской школе началась работа по созданию таких служб. Сегодня мы не можем сказать, что в каждой школе уже работает служба примирения. Нет. Потому что, для того, чтобы эта служба эффективно работала, специалисты должны пройти соответствующую подготовку. И мы это работу ведем, и большинство сотрудников, которые включены в работу школьных служб примирения уже такое обучение прошли. Почему это дополнительное обучение? Потому что те принципы восстановительного подхода, которые лежат в основе школьных служб примирения, они призваны восстановить нарушенные отношения между ребятами тогда, когда это случилось. Когда мы не успели, когда наша первичная профилактика , создание позитивной среды для социализации каждого ребенка, не случилась. Тогда мы говорим о восстановительном подходе, о таких технологиях,  которые помогают восстановить отношения, учат ребят услышать друг друга, даже в конфликте, учат ребят понять и принять позицию иного. И на мой взгляд это направление оно наиболее перспективно сегодня. И очень актуально для московских школ.

Московские школы — это крупные организации, в которых детские коллективы, подростковые коллективы, и нам важно, чтобы там применяли разные инструменты и разные механизмы решения тех или иных сложных ситуаций. Если мы говорим о вторичной профилактике, и мы понимаем, что никуда мы не денемся, и есть ребята, которые в ролике Надежды Михайловны были показаны, они нашли себя, они с активной жизненной позицией, и это здорово, это хорошо. И я думаю, что наши проекты городские и призваны, чтобы позитивное подростковое сообщество у нас развивалось. Но в случае, если ребята находятся в трудной жизненной ситуации , тем более в социально-опасном положении, есть отдельное городское подразделение, которое призвано оказать помощь ребятам. Это служба неотложной психологической помощи, где работают специалисты — психологи экспертного уровня,  которые готовы придти на помощь ребятам и семьям, это очень важно, которые нуждаются в такой поддержке.

В прошлом году в нашу службу неотложной психологической помощи обратились и получили там поддержку более 500 московских семей. И в этом году актуальность этой темы достаточно острая, потому что обращаются семьи с вопросами, потому что подрастковый возраст — это возраст достаточно сложный для семьи в целом. И со своими вопросами и родители, и дети обращаются к нам. Тогда, когда нам необходимо межведомственное взаимодействие, это тоже очень важно, потому что мы понимаем, мы можем работать с детьми, мы можем оказывать им психологическую помощь, но иногда проблемы ребенка лежат в области семейных отношений, и тогда мы обращаемся к нашим коллегам из департамента труда и социальных отношений. У нас сложилось очень плотное взаимодействие на сегодняшний день, и мы тоже решаем эти вопросы достаточно эффективно на наш взгляд, и по оценке москвичей, которые обращаются за такой помощью. Не хотелось бы завершать свое выступление с критическими ситуациями, кризисными. Но такова наша жизнь, без этого мы не обходимся. Хотелось бы сказать только одно, что на сегодняшний день все, что делается в системе образования , мы не говорим об организациях, но вы получите ролик, где более подробно рассказывается о деятельности нашего центра.

На сегодняшний день более 30 тыс. семей обращаются к нам с самыми разными проблемами, вопросами, которые мы помогаем им решить. Это территориальные отделения по всей Москве. Если москвичи не нашли ответа в школе, то они приходят к нам со своими детьми, чо своими вопросами, и мы помогаем и образовательным организациям и самое главное, нашим московским семьям сделать так, чтобы этот период взросления ребенка, и его жизнь в школе была максимально психологически безопасна, ну, и, хотелось бы, комфортна. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ

Антон Ильич, добавите, что-нибудь?

А. МОЛЕВ

Я думаю, что мы и так много времени выбрали положенного, давайте мы лучше послушаем вопросы.

«АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ»

Антон Ильич, некоторые родители с опаской, осторожностью отнеслись к «разговорам о важном» из-за того, что было непонятно, какие темы будут подниматься. Отслеживаете — ли  Вы сейчас их реакцию?

А. МОЛЕВ

Действительно, не только родители, но и в целом, сообщество, отнеслось настороженно, но в немалой степени этому способствовала почти формируемая ажитация в СМИ, только коллеги никого из вас конкретно я не имею ввиду, когда эти занятия, как только не называли, и уроками пропаганды, и много чем еще. Но когда эта практика вошла в реальную жизнь, и родители увидели и узнали, что происходит на этих занятиях, то ситуация оказалась радикально противоположной. Нет конфликтов, хоть сколько- нибудь значимых и заметных, нет какой-то сумасшедшей истерики в этом вопросе, но мы, действительно, отслеживаем. У нас в течение октября был достаточно большой пулл исследований, причем как среди классных руководителей, которые проводят эти занятия, так и среди родителей, которые отвечали на вопросы наших коллег.

Около 80% позитивных откликов. Есть разные пожелания, что можно было бы поменять, на что сориентировать, где скорректировать материал по возрасту, как чуть по-другому построить тематические блоки, но поскольку это новая реальность в образовательном пространстве, раньше такого не было, то оно будет развиваться, что-то будет скорректировано на будущий год. Ключевые моменты здесь очень важные. Сами темы вряд ли вызовут у кого-то серьезные сомнения. Ну, вот, последняя тема была «Символы России», до этого был «День матери», до этого — были юбилеии наших знаменитых соотечественников, скажем, 165 лет со дня рождения Циолковского. Удивительно красивая, сложная жизненная история, мало кому, на самом деле знакомая, которая провоцировала, в хорошем смысле, ребят на то, чтобы поговорить и о достижениях в науке, и о жизненном пути, и о том, насколько беспредельными может быть поле познания и т. д. И это все базовые вещи. Всегда есть поле для обсуждения, но здесь специально создано пространство, в котором в процессе диалога должно формироваться, как минимум, отношение к этому ценностному ряду.

М. ШЕВЦОВА - «ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА»

Антон Ильич, вопрос такой. Один из аспектов воспитания — это воспитание уважения, терпимости, толерантности. В этой связи есть причины буллинга, когда разные доходы в семье и дети по-разному выглядят в школе и т. д. В этой вязи не планируется-ли введение единой школьной формы? Считаете ли Вы, что это будет эффективно для проблемы буллинга или нет?

А. МОЛЕВ

Единого решения о введения школьной форме в Москве мы не планируем и далеки даже от замысла. Однако, у школы есть право, и очень многие школы этим воспользовались, исключительно по согласованию со всем родительским сообществом, это проходит через утверждение все управляющим советом. В некоторых школах есть либо достаточно жестко сформулированные требования к внешнему виду учеников, либо, буквально, форма, которую используют в школах. Вот, например, мой сын ходит в школу, где есть некоторое представление о форме. Причем неделя каникул сыграла злую шутку, когда мы позабыли про то,что у ребенка форма, и нам вежливо напомнили, что Ваш сын единственный, кто пришел хоть в темных , нов джинсах, а Вы забыли, у нас же брюки. Форма, конечно, прививает понятие о порядке, о дисциплине. В какой степени это могло бы быть эффективным средством борьбы против буллинга? К сожалению, причин для буллинга огромное количество. Вопрос в разнице доходов — далеко не ведущий. Поэтому бы я точно не смотрел на это, как на какую-то панацею. Но специалистам точно виднее.

Л. ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Коллеги, я сразу хочу сказать, что каждый выявленный случай буллинга, мы понимаем, когда ребята просто обзывают друг друга, а когда все- таки это систематический буллинг, это все-таки два разных понятия. Мы анализируем, и здесь Антон Ильич совершенно прав, внешний вид причиной, триггером для буллинга точно не является, точно не ведущий. Там совершенно другие вопросы. Там как раз вопросы, о которых я говорила, когда говорила о школьной службе примирения. Это, к сожалению, неумение пока решать вопросы мирным путем, неумение задавать вопросы, неумение договариваться, вот эти психологические веще лежат, как правило, в основе. Дефицит именно этих компетенций у ребят, которые мы, конечно, должны формировать.

Ю. ЗАХАРОВА – «ICMOS.RU»

Скажите, пожалуйста, во всех ли школах сейчас работают психологи, и как проводится профиллактика буллинга и скул-шутинга в подростковой среде?

Л. ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Да, в каждой московской школе есть психологи. По-разному складывается история — где-то это один специалист, где-то целые службы.

А. МОЛЕВ

Любовь Евгеньевна скромничает, но служба, где она работает, занимается координацией деятельности всех психологов и служб сопровождения в школах, но и выходит по всем случаям, которые требуют поддержки по обращению и родителей, и школы, которая приглашает специалистов в помощь. Т.е. помимо, собственно, психологов, есть еще городская служба, мощная, хорошо развитая, которая по разным направлениям хорошо работает. Профилактика буллинга — это разработанная и направленная в каждую школу на том портале, который вы видели в конце ролика « Школа Москва», рекомендательного порядка небольшой опрос о том, как можно было бы оценить степень вероятности буллинга в классе после прохождения ребятами этого опроса. Как выстроить систему, как попытаться преодолеть. Это материалы, треннинги и целые комплексные системы повышения квалификации для классных руководителей, которые являются первыми людьми, которые могли бы выявить, столкнуться с буллингом. Это одна сторона. Плюс, конечно, профессиональный психолог, который с этим работает. Что касается скул-шутинга, то тут тема очень непростая, потому что она делится, как минимум на два сюжета. Одна - это попытка предпринять превентивные меры, как минимизировать риски формирования будущего скул-шутера из сегодняшнего школьника, а второй вопрос — это прямая безопасность от возможно существующего человека, который с такими намерениями мог бы прийти в школу.

Я начну с последнего, потому что здесь были предприняты очень понятные меры безопасности. У Москвы практика создания безопасной среды очень на хорошем уровне. Мы очень жестко за этим следим — это и в дошкольных отделениях, и в школах. Вся система безопасности регулярно проверяется, оснащается, и плюс мы ввели практику с октября месяца, единый номер, «красная кнопка», он в круглосуточном режиме работает, в случае выявления угрозы физической расправы, насилия (кто-то сказал, что в сети появилась такого рода угроза, или ребята рассказали, что мальчик Вася или выпускник Петя чего-то такое хочет сделать) - этот сигнал тут же должен быть отправлен по этой круглосуточной линии, дальше оператор — у него три адреса, которые он должен набрать  - это УВД, ФСБ и прокуратура — в такой последовательности для того, чтобы срочно были приняты меры.

Мы ведем общую статистику, слава Богу, за год с лишним работы этой службы было около 70-ти сигналов, один из них был реальный. Он не получил, по счастью, большой огласки. Предотвращенный оказался не сильно интересным. Это был случай в центральном округе, выпускник школы действительно заявил, что он собирается что-то сделать, и успел выйти наряд УВД, который задержал его при попытке проникнуть на территорию школы. Слава Богу, не было оружия массового поражения, но был травмат и был нож. Он был задержан, возбуждено уголовное дело, но вот эта система работает. Это к вопросу о создании контура безопасности. А, вот, что касается превентивных мер — это сложно , но мы в этом направлении движемся. У нас есть такая комплексная информационная система «Классный помощник», которая по 20 с лишним критериям предлагает фиксировать наиболее рискованные ситуации социально-опасного положения или тяжелой жизненной ситуации подростка для того, чтобы сигнализировать в службы социальной поддержки, если, вдруг, что-то опасное происходит. Мы в этом году запустили новый критерий, который сложно организованный, он позволяет выделить так называемое, тревожное состояние.

Мы не можем сказать, что это состояние жестко детерминирует будущего скул-шутера, но то, что комплекс этих признаков может быть причиной глубокого преддепрессивного состояния, или разных сложных психологических состояний, которые могут вести к ауто-агрессии или к внешней агрессии и может быть при неприятии мер в дальнейшем спровоцировать на какую-то трагическую ситуацию, в этом мы уверены. Поэтому, в случае выявления такого рода признаков, классный руководитель должен обратиться в службу психологической поддержки, в городской психолого-педагогический центр, чтобы системно сопровождать ребенка, семью, вводить дополнительные психологические практики, и тем самым мы рассчитываем получить нужный эффект. Вопрос для нас очень важный, мы много им занимаемся, в том числе и с коллегами из службы безопасности.

Л. ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Антон Ильич, я бы хотела добавить, потому что это очень важно, что в таких кризисных ситуациях у нас есть четкие регламенты на сегодняшний день, которые есть у каждого классного руководителя. Он не просто думает, куда ему обратиться, а есть четкий порядок действий, алгоритм действий в кризисных ситуациях, связанных с разными угрозами.

А. МОЛЕВ

Когда Николай Викторовчи рассказывал про разные наши проекты масштабные, он сознательно избежал того, чтобы рассказать обо всем, потому что тогда это было бы бесконечной лекцией, но он называл в том числе и экспозиции в Музее Победы. Учительская привычка мне показала, что не у многих это отразилось, не буду, уж, по советской привычке: «Поднимите руки, кто был, кто  - не был», но, если Вы там не были, то это то жизненное упущение, которое нужно срочно компенсировать. Обе экспозиции Музея Победы — это что-то умопомрачительное. Абсолютно серьезно. Ничего лучшего в смысле погружения ребенка, и взрослого человека. Таких экспозиций не только в России, но и в мире мало, где есть. За основу были взяты лучшие практики и технологии. Это час, в который Вы забываете абсолютно обо всем, Вы погружаетесь в среду, в пространство, как будто Вы там находитесь. Уж, для детей это что-то невероятное. Это охват, который позволяет почти 150 тыс. московских школьников ежегодно за счет бюджета г. Москвы там по этим квестам проводить. Настоятельно рекомендую сходить.

ВЕДУЩИЙ

Я хотел поблагодарить за полные и широкие информационные материалы, очень много цифр. Антон Ильич, спасибо, что и в этой части Вы нас насытили информационно. Я напоминаю, что у нас еще один ролик есть, но он достаточно длинный , чтобы время не занимать, мы каждому из Вас направим, и Вы более детально поймете про психолого-педагогический центр, как организованно все это.

СМИ

Как решается этическая составляющая вопроса? Раньше, условно, в советское время, гораздо проще относились к тому, что школа может вмешиваться в воспитание.

Л. ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Я поняла Ваш вопрос. Я отвечу так. Если отношения семьи и школы строятся на принципах доверия, а это непросто. Можно декларировать доверие, но не достичь его все 10 лет, пока ребенок в школе обучается, но мы постоянно в своей работе говорим о том, что родители должны видеть, что все системы, которые создаются, любое общение, даже инициированное самой школой, оно направлено на то, чтобы помочь ребенку и семье в какой-то ситуации, которая требует поддержки. Если это история, когда родитель не понимает , а тем более боится, что к нему придут, его проверят, не дай Бог посягнут на его родительское право, тогда у нас ничего не получается. Тогда начинается конфликт, и он усугубляется. Если мы приходим с главной задачей, и мы ее не просто декларируем, а мы ее решаем, и родитель видит, что после встреч, посещений, ребенку становится лучше, тогда все получается, но это очень сложный процесс. Вы задаете вопрос очень правильный.

А. МОЛЕВ

Тут есть две грани. Одна  - безусловно, выстраивание коммуникации с семьей и родителями, особенно в нынешних условиях — это величайшая трудность, особенно, если бы здесь сейчас сидели не мы, а классные руководители, то первый вопрос — главная жизненная трудность, конечно, это коммуникация с родителями. Зачастую требования родителей бывают странно сформулированными или исключительно завышенными. Тут много проблем, и это действительно то, в чем мы пытаемся выстроить единый подход, помощь, поддержку, механику. Но есть еще и другая составляющая, там, где речь идет о социально-опасном положении или трудной жизненной ситуации, то здесь мы, конечно, ни школа, никто из ее сотрудников, не вправе вторгаться в семью. Это просто ограничение законодательное, и для этого мы выстроили эту эффективно работающую систему, когда сигнал поступает в соцзащиту, и на проверку выходят люди, которые имеют на это право для того, чтобы войти в семью, проверить условия. И, действительно, были случаи, когда государству приходилось вторгаться в семью, чтобы проверить исполнение родителем своих обязанностей.