Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-конференция «Авиационно-спасательные технологии в столице»
18 января 2022, вторник, 21:47

Пресс-конференции

07 декабря 2021 Пресс-конференция «Авиационно-спасательные технологии в столице»

7 декабря состоялась пресс-конференция «Авиационно-спасательные технологии в столице»

Пресс-конференция «Авиационно-спасательные технологии в столице»


ВЕДУЩИЙ

Добрый день, коллеги. Сегодня Информационный центр Правительства Москвы проводит пресс-конференцию на тему: «Авиационно-спасательные технологии в столице».

Пресс-конференцию проводит Иванов Андрей Игоревич, заместитель руководителя Департамента ГОЧСиПБ.

В мероприятии принимают участие Святенко Кирилл Витальевич, директор ГКУ «МАЦ», Катальшев Олег Юрьевич, заместитель директора по организации летной работы ГКУ «МАЦ» и Панормов Александр Юрьевич, начальник службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения ГКУ «МАЦ».

А. ИВАНОВ

Применение воздушных судов в нашем мегаполисе – такая неотъемлемая часть, позволяющая нам решать большой спектр задач преимущественно перед другими транспортными средствами непосредственно при проведении специальных работы. А так же в соответствии со спецификой деятельности нашего Департамента, при возникновении разных ЧС, происшествий, связанных с пожаротушением, проведением аварийно-спасательных работ и других специальных работ, на которых мы сегодня остановимся.

В 2003 году был создан наш Московский авиационный центр, который изначально занимался только тушением крупных пожаров, участвовал в нескольких ЧС и имел на вооружении 3 пожарных вертолета, которые могли приземляться всего на 7 площадок для обеспечения полетов. Уже с 2008 года мы приступили к развитию санитарной авиации и пополнении вертолетами специализированного обеспеченного легкого класса, оснащенных медицинским оборудованием. На сегодняшний день в МАЦ находится 5 пожарных, 5 санитарных вертолетов, которые при необходимости практически единовременно могут подниматься в воздух. На круглосуточном дежурстве находятся 2 санитарных вертолета и третий добавляется днем, и 2 пожарных вертолета. Время готовности их реагирования, для себя мы поставили критерий с учетом всех особенностей полетов над Москвой, уровня подготовки летного состава, технического персонала, инфраструктуры – самое быстро 10 минут и самое долгое – 20 минут. Думаю, что другие мегаполисы мира могли бы с этим посоревноваться. Специального норматива нет, но этого достаточно с учетом особенностей реагирования первоочередных наземных подразделений и водных группировок,  которые зарегламентированы техническим регламентом ФЗ №123 о пожарной безопасности, связанного с прибытием в городских условиях Москвы первых подразделений на происшествие – до 10 минут.  Среднее время прибытия в Москве с учетом присоединения новых территорий составляет не более 6,5 минут, с учетом всей территории г. Москвы. Итоги деятельности в 2021 году мы еще не подводили, но за эти регламенты не выходим.

В этом году пожарные вертолеты уже совершили тушение 14 площадных пожаров рангом 3 (самый высокий ранг по классификатору уровня сложности – 5).  Применяя авиационную составляющую на такой уровень происшествий мы предотвращаем нанесение большего ущерба от возможного перехода таких площадных пожаров на другие объекты. Мы предотвратили большее количество площади, потенциально подвергшихся сгоранию в г. Москве. Во время 14 этих реагирований на пожары было совершено неоднократное количество сливов на подвесных устройствах наших воздушных судов. Это 764 раза сливалась вода при применении водосливного устройства – суммарно это 4 000 тонн воды (точнее 3 800 с копейками).

Санитарными вертолетами на сегодняшний день совершено почти 400 вылетов на различные виды происшествий. В основном, это ДТП или другие виды по классификатору событий, где пострадало 3 и более пострадавших. Это критерий, по которому на происшествие в городе автоматически  привлекаются все силы и средства, в т.ч., во взаимодействии с Департаментом здравоохранения, где идет привлечение всей наземной группировки, в т.ч. санитарной авиации, в т.ч., в ночное время.

Остановлюсь на вводной части и передаю слово Кириллу Витальевичу.

К. СВЯТЕНКО

Спасибо. Андрей Игоревич в своем вступительном слове осветил практически все основные цели и задачи, структуру, что мы делаем и как выполняем свою работу.

МАЦ с 2003 года – практически 19 год идут, - состоит из 3 больших направлений деятельности. Прежде всего это тушение пожаров с помощью вертолетов, применения авиационных технологий. Это санитарная авиация и с недавнего времени применение аварийно-спасательных технологий, т.е. нашего аварийно-спасательного отряда для ликвидации тех последствий, которые могут произойти в случае того или иного события. Подробнее о подготовке летного состава расскажет Олег Юрьевич. О работе спасателей лучше профессионалы скажут. Я только хочу заметить, что вопросы подготовки ежедневного использования, несения дежурства и применения – это достаточно живой сложный механизм, в котором необходимо учитывать огромное количество нюансов от погоды, потому что это единственное, что нам может помешать выполнить задачу, до условий применения (город, лесная часть, ТиНАО). Все эти особенности мы учитываем в своей работе.

На сегодняшний день авиапарк МАЦ  составляет 11 вертолетов. Он разделен по типам. Легкие вертолеты (БК – 177, С-2) – это санитарная авиация. Пожарные вертолеты (К-32 и новые Ка-32А11BC), благодаря Правительству Москвы закуплена новая авиационная техника – это тушение пожаров с применением водосливных устройств емкостью 5 тонн. Ми-26 – это самый большой в мире вертолет, который сбрасывает на очаг 15 тонн.

Что касается реагирования, это целый комплекс мероприятий, система взаимодействия городских служб и принятия решений. Цифры, практически 800 000 вызовов за год говорят о том, что наша авиационная служба – это необходимый инструмент для города, чтобы помогать, спасать, предотвращать и ликвидировать  те неприятности, которые могут возникнуть в процессе жизнедеятельности.

Люди, которых спасаем – практически 6700 человек мы спасли. Это люди, которым была оказана помощь. Но самое главное для нас, что за это время мы не потеряли ни одного человека. Это наше самое главное достижение, которым мы можем гордиться.

В заключение хочу сказать, что МАЦ, все сотрудники, службы, летчики, инженеры, даже бухгалтерия с кадрами –это единый коллектив, который заточен на выполнение задач. Потому что критерий нашей оценки –это вылет, что бы ни произошло, какими бы не были условия (день, ночь, зима, лето). Если случилась неприятность, есть необходимость применения авиации – мы должны быть готовы в любой момент подняться. Нормативы, которые уже  озвучены, что для санитарного вертолета мы в течение 10-20 минут должны оказаться в месте, где необходим санитарный вертолет, они на сегодняшний день выдерживаются. Для пожарных вертолетов вылет – 20 минут.  По сравнению с мировыми столицами Москва выделяется лучшими своими показателями. Фактически, Москве является единственным мегаполисом, который имеет свое авиационное подразделение. МАЦ и дальше будет работать, чтобы не подводить и обеспечивать Москву в деятельности ликвидации, предупреждения, спасения людей в разных ситуациях, которые могут возникнуть.

Вот здесь идет видеоряд – это реальные кадры с событий, которые были. Вот вертолет КА-32 заходит с водосливным устройством емкостью 5 тонн. Эффективность колоссальная. Ни одно другое средство не может сравниться по эффективности с таким сбросом воды. Более подробно о том, как летчики летают, как они готовятся, расскажет Олег Юрьевич.

О. КАТАЛЬШЕВ

Спасибо. Учитывая сложность задач и особенность полетов над мегаполисом, требования к подготовке предъявляются повышенные. С самого начала работы ГКУ МАЦ приоритет был отдан военным пилотам. На тот момент были пилоты, которые имели реальный боевой опыт в Афганистане и других горячих точках. И сейчас, хотя мы работаем по законам гражданской авиации, наши задачи приближенные к боевым и более хорошо себя зарекомендовали военные пилоты, служившие в армии. Приоритет мы отдаем именно таким пилотам. С самого начала работы у нас было всего 2 вертолета и 5 экипажей. Сейчас мы выросли до такого состояния, что у нас уже 30 подготовленных экипажей и 11 вертолетов.  Все пилоты нашей организации проходят жесткий отбор при поступлении на работу. Подготовка пилотов для выполнения наших задач – это кропотливый и сложный процесс, состоящий их таких основных этапов как теоретическое, практическое переучивание, ввод в строй по специальным программам, подготовка и допуск к авиационным работам, стажировка в реальных условиях и уже потом пилот может выполнять задачи в качестве командира воздушного судна самостоятельно. В разное время года у нас есть свои особенности. Весенне-летний период характеризуется присутствием высоких температур, мощной кучевой облачности, грозовой деятельности, наличием пыли на неподготовленных площадках. Зимой мы сталкиваемся с плохой видимостью, низкой облачностью, обледенением, свежевыпавшим снегом, который очень мешает выполнять посадки, потому что появляется снежный вихрь, который приводит к практически нулевой видимости. Поэтому сезонная подготовка состоит из теоретической, после чего мы выполняем полеты по специальным программам, которые учитывают специфику погодных условиях в различное время года.

Раз в год летный состав ГКУ МАЦ проходит специальную аттестационную комиссию и подтверждает свое право полета над Москвой.

В 2018 году была основная веха –мы перешли на круглосуточное дежурство и ко всем этим подготовкам добавилась подготовка к полетам ночью. Пилоты были допущены к подбору и посадкам на ограниченные площадки в условиях ночи и допущены к авиационным работам в ночное время.

 Для поддержания мастерства необходимы тренировки. Мы не стоим на месте и осваиваем новые виды авиационных работы. Так, в последнее время мы успешно осваиваем работу и перемещение крупногабаритных грузов на внешней подвески. Данный вид авиационных работ считается наиболее сложный. Совместно со спасателями мы отрабатываем до автоматизма эти навыки, которые нам пригодятся для выполнения доставки грузов в труднодоступные районы в паводковый либо пожароопасный период.

Ежегодно ряды наших пилотов пополняются молодым летным составом. Мы передаем свой богатый, накопленный за эти годы опыт, молодым пилотам. Москвичи могут быть уверены в том, что экипажи ГКУ МАЦ придут на помощь в самых сложных ситуациях в любое время года, в любых метеоусловиях.

А. ПАНОРМОВ

Аварийно-спасательное подразделение в рамках МАЦ было создано в 2019 году в целях реализации поставленных задач по развитию авиационно-спасательных технологий. Чем отличается аварийно-спасательное отделение ГКУ МАЦ от других? Оно может прибывать к месту проведения спасательных работ не только наземным транспортом на специализированном автомобиле, но и с использованием воздушного судна – вертолета. Спасатели обучены методам беспарашютного десантирования, когда не обязательно вертолету садится и можно с помощью специального спускового устройства с высоты 40-60 метров спуститься и проводить спасательные работы внизу. Тем не менее, подразделение работает как обычное городское спасательное подразделение, с помощью автомобиля передвигается по закрепленной территории, которая определена документом расписанием выездов подразделений территориального пожарно-спасательного гарнизона для тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ на территории Москвы. Такая структура была специально задумана, чтобы спасатели не теряли квалификацию, не происходило такого, чтобы они ждали вылета днями, а вылета нет – в результате квалификация теряется. В настоящий момент дежурит 4 спасателя круглосуточно готовых к вылету. С начала этого года было выполнено порядка 600 выездов. Во время  выездов на автомобиле спасатели всегда имеют возможность вызвать на себя санитарный вертолет, чтобы эвакуировать пострадавших в лечебное учреждение наиболее быстрым способом. Отработана процедура взаимодействия пилотов и спасателей на земле, практика подготовки посадочной площадки для вертолета, чтобы он мог безопасно сесть и забрать пострадавших.  В 2020 году наши ребята прошли специальное обучение и получили сертификацию на проведение аварийно-спасательных работ, связанных с тушением пожаров и мы приступили к интенсивным тренировкам, которые позволяют снимать людей при пожарах с высотных зданий,  с крыш или вышележащих этажей. Регулярные тренировки проходят на базе полигона Департамента. Это ключевой путь, чтобы сохранять высокую квалификацию, потому что цена ошибки при работе десантника очень и очень высока.

У нас в распоряжении современное оборудование. Правительство Москвы проявляет заботу о нашем спасательном подразделении. Все самые новые разработки, которые есть, мы внимательно изучаем и по мере наших заявок и возможности Правительство Москвы старается удовлетворять все наши потребности в современном оборудовании.

Работа, которой занимается наше десантное спасательное подразделение – это высокие технологии. Здесь много путей, которые мы проходим впервые. Как сказали коллеги, наверное, в Москве самое продвинутое, динамично развивающееся подразделение спасательное, связанное с авиацией. Поэтому, мы и спасаем, и изучаем и двигаемся вперед.

А. ИВАНОВ

По традиции я хочу сказать, что все, что прозвучало, было подвержено большому обсуждению на Международной выставке «МАКС 2021», которая проводилась в летний период в Жуковском. Вся эта сфера деятельности настолько интересна на разных площадках: и десантирование, и развитие специальных технических средств, самих воздушных судов, концернов. Непосредственно сам руководитель учреждения и Олег Юрьевич, и Александр Юрьевич выступали на различных площадках, где практически были на разрыв, чтобы как практики дать инженерам, технологам, командирам воздушных судов обратную связь, как эту всю индустрию усовершенствовать и развить. Потому что применение данных технологий и управление воздушными судами в условиях мегаполиса больше спросить не у кого. То, что мы вам рассказываем, является принципом развития, Правительство Москвы и наши подразделения являются движущей силой развития вообще индустрии авиационных технологий не только РФ, но и во всем мире. Недавно к нам приезжали специалисты из Италии, фирма «Конг», которая разрабатывает специальное десантно-парашютное оборудование для разных специальных подразделений как силовых структур, так аварийно-спасательных, так и структур, которые занимаются высотной специализированной работой промышленного альпинизма в мире, является ведущей организацией. Когда мы обсудили подходы  к организации и простые решения, которые обусловлены экономически затратами, они даже приняли решение о необходимости создания здесь производства, чтобы взять на вооружение некие элементы не только тактик, но и выпуска дополнительного снаряжение и оборудования. Мы. Конечно, тоже у них взяли определенные элементы каких-то простых решений, но там, где применяются простые решения в условиях горной местности, нельзя применить в условиях городской. Но у нас есть высотная застройка, поэтому мы эти альтернативы переносим в городскую среду. И это живой процесс, коллектив, о котором сказал Кирилл Витальевич – это настолько интересная работа. Думаю, что и сам коллектив, и я как курирующий деятельность в Департаменте, мы каждый день на работу приходим с удовольствием, не смотря на какие-то ограничительные условия и погодные условия. Что бы ни влияло, нашу работу это не остановит. Поэтому, москвичи могут быть уверены, что помощь москвичам, гостям столицы и близлежащим соседям из сопредельных территорий придет вовремя как на земле, с воды, так и с воздуха. Спасибо за внимание.

Д. ВЕСЕЛОВ – «Метро»

Кирилл Витальевич, расскажите про несколько случаев применения пожарных и санитарных вертолетов в этом году.

К. СВЯТЕНКО

В этом году 14 раз привлекались на пожары. Каждый пожар уникальный. Санитарных вызовов – почти 400. Что-то выделить проблематично. Но есть особенности. На видеоряде вертолет, забирающий воду из полыньи. Реальная температура была -15 градусов. Вертолет работает при отрицательных температурах и есть возможность применения для тушения пожаров даже при таких низких температурах. Единственный вопрос только – найти такую полынью в городе, чтобы можно было работать.  

Недалеко от Лужников летом был большой пожар, когда горели склады с пиротехников. Сложная обстановка была, потому что пиротехника взрывается, разлетается непонятно куда и является источников вторичных пожаров, когда попадает на «подготовленную» почву. Поэтому, применялись вертолеты с водосливным устройством. Особенностью было то, что у нас есть в водосливное устройство добавлять специальных химический реагент-пенообразователь, который в разы повышает эффективность работы. Это тоже наша технология, которая показала свою эффективность и мы будем ее дальше развивать.

Что касается санитарной авиации, это работа, которая ведется совместно с Департаментом здравоохранения. Заявки приходят по линии оперативных дежурств, служб.  В основном, они связаны с оказанием экстренной медицинской помощи, когда другим способом доставить пострадавшего в больницу невозможно. Это ДТП и сейчас постепенно фокус смещается на оказание высокотехнологичной помощи – доставить больного с инфарктом, инсультом, его нужно доставить в течение часа, в лечебное учреждение. Правило «золотого часа» - это штука такая, которая работает. Поэтому, по статистике фокус смещается на таких пациентов. Конечно, ковид накладывает ограничение на деятельность, но мы ни на один день не прекращали своей работы, оказывали помощь и пострадавшим, и тушили пожары и будем это делать в дальнейшем.

Выделить какой-то знаковый пожар, как в прошлые годы, достаточно сложно. Потому что каждый пожар сам по себе уникальный. В 2012 году Москва-Сити горела. До сих пор его вспоминают. Даже на выставке, о которой Андрей Игоревич сказал, этот случай разбирался, потому что это единственный случай в мире применения тяжелых вертолетов, а для западных коллег 12-13 тонн  - это вертолеты тяжелого класса (Ми-26 вообще 54 тонны) для тушения небоскребов.  Это уникальный случай. Никто этого не делал. Это знаковый пожар, на которым мы отрабатываем и методики свои, написали инструкции. Этот опыт мы используем в каждодневной работе. Потому что каждый пожар уникальный. Идет разбор полетов. Каждый случай мы на своем методическом совете разбираем. Восстанавливаем схему применения, схему заходов, какой летчик как бросал, с каким курсом заходил, на какой скорости, как строилась система управления с земли, потому что вертолет в одиночку не летает. Всегда, если вертолет работает на ЧС или пожаре, значит, внизу находится специализированный пункт управления, который управляет экипажем, подсказываем ему, обеспечивает безопасность применения этого инструмента. Такие технологии. Это все разбирается, вносятся коррективы в действия. Это позволяет безопасно работать в таком сложном городе, как Москва.

А. ИВАНОВ

Позволю себе дополнить. Эта динамично развивающаяся обстановка на любом происшествии, и тот пожар в центральном бьефе р. Москва, напротив Лужников,  - мы в «карусель» поставили 3 борта на тушение пожара и рядом находилась площадка на поддежурстве с медицинским санитарным вертолетом. Это  первое – организация полетов, это сложная обстановка. Но мы, руководя воздушными судами, пришлось организовывать правильное управление и не останавливая судоходство на акватории, выстроить правильное управление судами на акватории р. Москва, куда входили прогулочные катера, яхты частные проходили, сухогрузы шли по плану разного уровня и которые остановить нельзя. У нас определены специальные точки забора воды с учетом требований безопасности, которые находятся еще и у канатной дороги, которая так же не останавливала свою работу. Представляете, канатная дорога едет, в «карусель» идут вертолеты, санитарный борт стоит, дымит рядом, фейерверк при воздействии огнетушащих взрывается. С одной стороны, какая красота, какое удовольствие получают наблюдающие этот процесс жители нашей страны, какие стрессовые ситуации у руководителей тушением пожара, полетов, управления на воде и какие решения при этом должна принимать вся система взаимодействия. Вот в этот весь интерес у некоторых должен вызвать еще определенную стрессоустойчивость и правильную организацию процесса. Поэтому при тушении пожара мы должны не допустить более серьезных происшествий в воздухе, на воде и на земле. Уникальность, особенность в этом заключается. Об этом мало кто задумывается. Если один борт поднимается в воздух и сажается на неподготовленной площадке при ликвидации, например ЧС, или на Кутузовском проспекте есть точки постоянно повторяющихся ДТП (они четко отмечены комиссией по ДТП). Чтобы остановить дорожно-транспортное движение при массовых ДТП и заборе пострадавших – это столько нужно проделать манипуляций – правильный заход, поднос пострадавшего, чтобы ликвидируя одно происшествие, не нанести ущерба большего. Каждая операция уникальна. От каждого участника, начиная от диспетчера, спасателя, инспектора ЦОДД, инспектора ГАИ, фельдшера скорой помощи, водителя скорой помощи и т.д. – все было выстроено взаимодействие. В этом есть уникальность. Поэтому вся система единого, система управления силами и средствами в едином информационном пространстве, Комплексная информационная система, она направлена именно на это. Бесконечно об этом можно говорить, но направлено все на одно – обеспечение безопасности реагирования.

«За Калужской заставой»

Какие труднодоступные места на юго-западе Москвы для авиации существуют? Приведите примеры, как вы вышли из этих ситуаций.

К. СВЯТЕНКО

Начнем с того, что авиация – это инструмент, прежде всего, для решения задач. Понятия «труднодоступный» для авиации не существует в принципе, потому что мы можем пролететь там, где нет дорог. Но ТиНАО отличается от исторической Москвы тем, что там не такая высотная застройка, не такая разветвленная дорожная сеть и большое количество лесов, поля, есть настоящие буреломы, как в Тайге. Но все равно мы летаем там, выполняем аварийно-спасательные работы, осуществляем посадки. Для этого разработаны специальные технологии, которые позволяют летчику совершать посадку на площадку, подобранную с воздуха. Как это делается, Олег Юрьевич лучше расскажет, потому что сам выполняет эти работы.

О. КАТАЛЬШЕВ

Да, сложных и недоступных мест для нас не существует, а там, где мы не можем приземлиться, мы можем высадить спасателей беспосадочным способом. Чаще всего мы находим такие площадки. Летчики подготовлены, потому что это основной вид подготовки – подбор площадок с воздуха. Чтобы это уметь, человек должен не один год летать, не одну тысячу посадок сделать, чтобы уже сверху, с воздуха понимать  и оценивать все риски, которые его ждут внизу. Есть багаж, есть опыт прошедшей летной деятельности и это отрабатывается, шлифуется в каждодневных дежурствах, тренировках. Поэтому, когда вы говорите, какие сложности, я бы это назвал каждодневной работой. Мы эти задачирешаем в рабочем порядке без особых экстренных проблем.

А. ИВАНОВ

Добавлю. Когда мы не можем и приземлиться. И десантировать спасателей, в т.ч., в ночное время, мы можем принести надежду. Недавно, 1-2 месяца назад, мы 2-3 год… Об этом сегодня мы не акцентировали внимание. Еще одно направление активно развиваем во взаимодействии с нашими поисково-спасательными  подразделениями и волонтерскими организациями. Главная координационная группа – «Лиза Алерт», с которой у нас не только соглашение подписано, но  которые подтвердили свое предназначение по поиску потерявшихся людей в лесопарковых зонах. На Новой Москве у нас определенная статистика уже есть и сама эта организация «Лиза Алерт» для всей страны показывает, как организована со специальными спасательными службами именно в Москве модель взаимодействия. Потому что мы их внести в расписание выездов. И когда 2 возрастные барышни потерялись в Новой Москве, пойдя по ягоды, они забрели недалеко, но на полигон Алабушево, где вышли на полигон стрельбищ. Была задействована большая наземная группировка, но они их не смогли вычислить. Мы понимали, что еще чуть-чуть и стрельбы военных начнутся и в сторону, когда они могли ходить. И только авиационный борт МАЦ, который повел разведку, обнаружил их, остановил действия военных – стрельбы по плану, - и кружил над ними, передавая им надежду, что их спасут, и навел наземную группировку, потому что там нельзя было приземлиться и этих активных… Видно, что программа «Активное долголетие» в Москве развита хорошо, молодцы. Они точно не бояться теперь в лес ходить – пойдут и будут уверены, что если их сразу не спасут по земле, то точно беспарашютным способом перенесут на внешней подвеске на судах, потому что они уже изъявили желание покататься на наших бортах. Ну все это хорошо закончилось. Поэтому, такие ситуации надежды тоже существуют. Это приносит применение наших технологий. Где мы не можем, мы ищем пути решения, а не ищем причины, что нам мешает – ничего нам не мешает, даже стрельбы вооруженных сил.

М. ЕГОРОВА – «Аргументы и факты»

Каждый из вас говорил о том, что на вооружении стоит самое современное оборудование и техника. Приведите конкретный пример, что есть у нас, но нет ни у кого в мире. Спасибо.

И. ИВАНОВ

Вопрос интересный. Изначально я спасатель первого класса. Стараюсь держать форму не только как руководитель, решая задачи административного характера, но когда определенные происшествия в городе возникают, я как должностное лицо возглавляю территориальный пожарно-спасательный гарнизон г. Москвы - руководство в тушении пожаров и проведении аварийно-спасательных работ. В связи с этим в рамках авиационных технологий мы применяем некий элемент применения беспарашютного десантирования  - оборудование гидравлическое, которое спасателям нужно спустить сверху, вместе с собой, а не только самим десантироваться. Казалось бы, нужно к месту ДТП довесит людей. Допустим, произошло происшествие, большой трафик, прилетел вертолет. Санитарный вертолет каким-то способом сел на близлежащей площадке. Ка-32 не может сеть и прилетел Александр Юрьевич со своей командой. Нужно как-то спустить оборудование. И мы придумали специальные подвесные системы на имеющийся уже зарекомендовавшие себя хорошо системы «Петцль» и электрическое оборудование. Т.е. мы заменили все бензооборудование для авиационной составляющей на электрическое. И системы крепления, которые имеются в наших подразделениях – это наши доработки, которые фирма «Конг» взяла за основу и хочет разрабатывать в рамках международного контракта. Нам не жалко свои идеи. Мы запатентовывать и изобретать не собираемся – на спасательных делах не зарабатываем.

А. ПАНОРМОВ

Я сказал бы, что самая классная штука на нашем вооружении – это вертолет Ка-32. Такого наверное у спасателей больше нигде нет. Потому что машина мощная, много что умеет и ей нужно правильно пользоваться, тогда все будет хорошо. Ну и в порядке развития технологического поиска любой вертолет, когда поднимает пострадавшего на носилках, он воздушным потоком от винтов эти носилки может закрутить. Те, кто интересуется темой, неоднократно видели в «Ютюбе», как закручивает эти носилки и никто не знает, что с этим делать. Есть технологическое решение, достаточно умное, как остановить вращение этих носилок. Решение пришло из Италии, из фирмы, о которой говорил Андрей Игоревич. Мы сейчас эту разработку пытаемся внедрить у нас. В нашей работе самое главное безопасность, безопасность для пострадавшего. Пострадавший и так настрадался, хватит ему уже страдать. Когда мы с ним начинаем работать, надо чтобы ему было комфортно, чтобы он понимал, что все осталось позади. Вот такие вещи. Мало у кого есть. Ну, Ка-32 вообще ни у кого нет, кроме военных – Ка-27. Все остальное – это потихоньку-потихоньку, впереди планеты всей.

К. СВЯТЕНКО

Маленькую реплику тогда добавлю тоже. Вы говорите о современном оборудовании. Да, у нас на сегодняшний день самое современное оборудование, которое выпускает наша промышленность. Ка-32А11BC – это новейший вертолет. Этим вертолетам всего лишь 2 года. Мы их получили в прошлом- позапрошлом годах. Самая современная техника, которую на сегодняшний день выпускает промышленность. Но что касается специального спасательного оборудования, это гидравлические, электрически и прочее, да и вертолет сам по себе – это всего лишь инструменты наших авиационных технологий. Они составляют где-то 30% успеха. Потому что основа – это люди, которые этими инструментами пользуются, насколько они грамотно умеют пользоваться этим оборудованием. Талантливый человек может простым карандашом создать шедевр, правильно? И наша задача, чтобы наши сотрудники МАЦ теми инструментами, которые у нас есть, создавали шедевр безопасности, надежности и уверенности. Вот такая у нас цель и задача стоят. Потому что можно  супер- современное устройство неграмотными действиями за секунду привести в негодность. И в этом беда. Поэтому подготовка, тренировка, умение, знание, опыт, передача – вот самое главное, что у нас есть. А инструменты – это инструменты. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ

Спасибо за интересный рассказ. Всем большое спасибо. пресс-конференция завершена.