Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-мероприятие «Эксклюзивный пресс-показ реставрации в старинном доме Абрикосовых»
26 сентября 2021, воскресенье, 12:36

Пресс-конференции

30 августа 2021 Пресс-мероприятие «Эксклюзивный пресс-показ реставрации в старинном доме Абрикосовых»

Пресс-мероприятие «Эксклюзивный пресс-показ реставрации в старинном доме Абрикосовых»


А. КАЗАРОВА

Современный метод отделки – это альфрейная живопись. Альфрейная живопись, например, имитирует дорогие породы дерева. Брали дешевую сосну и расписывали. В этой технике сделан наш камин. Натуральный мрамор – это вот эти две полки. Их даже можно пощупать, они холодные. А вот это все будет расписано под гравий. Сохранилась аутентичная плитка, которая будет отреставрирована. Это его родная плитка. Мы планируем оставить зеркало. Эти декоративные штукатурные элементы тоже были расписаны под дуб. Это тоже альфрейная живопись.

Можно на примере плафона рассказать, как шло восстановление. Изначально мы его увидели закрашенным белой краской, масляной и сняли, разобрали все элементы. В реставрационных мастерских производилось раскрытие каждого лепестка, и были обнаружены фрагменты живописи, которые хорошо восстановились и потом методично мы складывали каждый фрагмент, делали общий рисунок, который потом наносился на все лепестки, и живописцы в реставрационных мастерских расписывали данный плафон. Когда мы раскрывали какой-то один фрагмент, даже если последующие фрагменты утрачены, мы их дописываем, восстанавливаем общий орнамент этого замечательного плафона. Он расписан масляными красками. Восстановление шло 1,5 месяца. Сейчас идут реставрационные работы по раскрытию живописного фриза, который располагался под плафоном. Когда будут закончены все реставрационные работы по восстановлению живописи на стенах по штукатурным работам, восстановлению штукатурного декора, по восстановлению пола, тогда плафон вернут на свое историческое место. Это авторская живопись, авторский плафон, который дошел до наших дней благодаря тому, что они были закрашены многими слоями краски.

Автор данного здания – это архитектор и инженер Шнауберт. Роспись, скорее всего, делали живописцы, авторство которых нам на сегодняшний день неизвестно.

На плафоне 3-4 слоя белой краски, а в интерьерах было 14 слоев различных красочных покрытий более поздних, по стенам, по всем декоративным поверхностям.

Большинство помещений разбито на 2 части. Верхняя – более светлая. Нижняя – более темная. В каких-то залах нижняя часть выполнена в виде декоративных штукатурных элементов, которые тоже впоследствии расписаны альфрейной живописью под дуб. Верхний свет всегда немножечко светлее нижнего и оттенки холодного, теплого оливкового цвета преимущественно в этом здании.

Вообще, здание перекрашивалось. После 1922 года оно было национализировано фабрикой и, естественно, ремонт реставрационный не выполнялся. Всегда это были работы, закрашивали какой-то краской. И вот по за 14-15 слоями краски мы обнаруживали авторский слой, который идет первым после штукатурного.

Мы поднимаемся по лестнице и видим этот замечательный витраж, помимо которого в здании есть еще витражи, выполненные в виде пчелиных сот со вставками из розового и желтого цвета стекла. Сейчас они находятся на реставрации в большой степени готовности. Думаю, до конца 2021 года мы их установим на главный фасад. А этот витраж сейчас готовится к реставрации. Он будет снят, отправлен в мастерскую и полностью отреставрирован.

Совсем утрачены латунные изделия, осветительные приборы. Единственное, что дошло до наших дней, – это некоторые ручки и один кремальер. Это запорное устройство, длинный большой шпингалет. Мы его полностью восстановили. Он есть в одном из наших помещений. Мы сделали его не просто декоративным, а работающим. Он открывается и закрывается.

Материальных кладов в здании не  находили. Но я считаю, что клад как раз в том, что это представитель русского модерна. Он сам по себе уже клад. Потому что дома в этом стиле очень редко доступны населению, и хорошо, что владельцы этого здания собираются сделать этот дом доступным для граждан. И плафон в стиле русского модерна, и паркетные полы, которые разные в каждом помещении, и ни одно помещение не повторяет рисунок паркетного пола. Они сейчас тоже находятся на реставрации. Это тоже такой калейдоскоп паркетных полов с совершенно разными рисунками, что само по себе является кладом.

Эти помещения - служба при фабрике. Когда-то здесь даже внизу был картонажный цех, были административные фабричные помещения.

Потолки здесь штукатурные с красивыми карнизами. Сейчас карнизные фрагменты сняты и находятся на реставрации. Они будут все воссозданы. В холле, где большая полувинтовая лестница, растительный орнамент переходит в такие цветочные усики на потолок, и он имеет скругленную форму. Вообще, модерну такие плавные формы присущи. Это чуть позже буде отреставрировано.

Весь паркет мы сохранили, и все паркетные полы реставрируются, будут докомпанованы в местах утрат. Мы вернем их на место в 2022 году.

Сегодня у нас уже восстановлена первая нитка остекления главного фасада. Сейчас делается вторая нитка. 5 витражей главного фасада, про который я говорила ранее, в виде окон-сот сейчас уже в большой степени готовности (на 80%) и скоро будут установлены на главный фасад. Следующей будет реставрация оконных блоков дворового фасада.

Вся реставрация завершится в конце 2022 года.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

А уже известно, что здесь будет?

А. КАЗАРОВА

Сейчас борются две функции. Либо у здания будет образовательно-просветительская функция, либо обучающий кластер для детей. Это обучение кондитерскому мастерству. Мы пока не публикуем. Но то, что это будет общественно-доступное здание, - это факт. Так как здание является проектом кондитерской фабрики, логотипом кондитерской фабрики, функцию производства шоколада, не хочется, чтобы оно утратило. В каком-то из видов это будет отражено в функциональном назначении здания. Это здание – часть фабрики. Зданию вернули его исторический вид, Это, безусловно так и останется. Это модерновый цвет – зеленый, оливковый, который присущ модерну. Краснокирпичного цвета здание стало в советский период, когда, видимо, было правильно выкрасить его в цвет всей фабрики, чтобы оно не выделялось. Но русскому модерну такой цвет не характерен. И как раз тоже этими смывками реставрационными мы смывали слой за слоем, пока не добрались до авторского слоя, и нам предстал оливковый цвет, который мы и восстановили. С фасада смыли порядка 14-15 слоев краски. У нас это все фиксировано. Есть документально оформленные материалы смывки, где видно послойное раскрытие – красный, красный, оттенки красного и далее авторский цвет.

Реставрация завершится в конце 2022 года.

Р. РОМАНОВ

Меня зовут Романов Роман Александрович. Я являюсь главным архитектором проекта реставрации и научным руководителем по данному объекту.

Мы находимся в одном из самых интересных помещений в этом здании. Это ротонда, круглая комната. В ней 5 окон, выходящих на главную улицу. На реставрации сейчас находятся окна. Их интерес в том, что наверху они завершались витражами в виде сот розового, медового и небесно-голубого цвета. В поддержку этим окнам и изюминкой этого здания - сохранившийся подлинный плафон с 11 лепестками. Под многочисленными слоями краски открылась подлинная масляная живопись, которую удалось сохранить благодаря тому, что она была защищена несколькими слоями лака. Химики-технологи проводили обследование, сейчас реставраторы вскрывают бережно, скрупулезно. Вы сами видите, практически все элементы удалось сохранить. Дополнительно, что было для нас  приятным сюрпризом: в витраже тоже все было полностью замазано белой краской, но мы обнаружили подлинный витраж. Так же масляная живопись, закрепленная лаком, что ее и спасло. Потому что были десятки красочных слоев. Какие-то элементы были утрачены, но общая картина сложилась на основании сохраненных элементов. Была проведена реставрация и частичное воссоздание элементов.

Уникальность комнаты, в которой мы находимся в том, что в ней сохранился витражный потолок, который мы шутя называем «ромашкой», потому что в нем 11 лепестков. Их сохранность очень хорошая. Они были замазаны многочисленными слоями краски, что их и спасло. Поэтому получилось полностью воссоздать весь рисунок витражного плафона и отреставрировать сохранившиеся элементы.

Если вы посмотрите, до сих пор часть этого помещения имеет многочисленные красочные слои – белый и бледно-салатовый. Здесь порядка 15-20 слоев, что и сыграло роль консервации живописи, которую вы можете увидеть, и самой росписи витражной. Живопись масляная, растительный орнамент, характерная для стилистики модерна.

Не было известно, что здесь витражный потолок, потому что полностью все стены и потолок были закрашено, когда мы зашли, белой краской.  Белый обычный потолок. Для нас это настоящее открытие. Мы очень рады показать это общественности. Так же многочисленными слоями были замазаны витражные окна-соты. Из 5 окон - 3 с сотами и в стилистике модерна с ажурными рисунками. К концу года мы планируем вернуть все 5 оконных блоков после реставрации. Конец всех реставрационных работ намечен на 2022 год.

Открытий для нас очень много. Объект очень интересный. Повторюсь, не так давно мы открыли живопись, хотя все обследования были проведены. Стали проводить реставрацию послойных авторских слоев и открыли.

Судьба самого дома проста. Мы с вами находимся на кондитерской фабрике им. Бабаева. Просто в этом здании находился управляющий с двумя компаньонами. Это была квартира управляющего. Это здание строилось как квартира для управляющрго. Впоследствии здание перешло по наследству вместе с фабрикой владельцам этой фабрики. Т.е. изначально дом строился как квартира для служащих и управляющих фабрикой. Потом в советское время, когда фабрика и здания были национализированы, здесь устраивался многоквартирный дом. Ближе к 90-м здесь был картонажный цех, помывочная и несколько кабинетов. То, что фабрика – некое закрытое пространство, тоже спасло это здание и обеспечило очень хорошую сохранность практически всех элементов.

Сейчас вы можете наблюдать этап раскрытия от поздних красочных слоев к подлинной авторской живописи. Вы видите каркас витража, который мы называем «ромашкой», а сам витраж можете посмотреть в анфиладном зале – уже полностью отреставрированный, частично воссозданный подлинный витраж, который будет возвращен на место.

Витраж был обнаружен под многочисленными слоями краски – 10-15 слоев. Реставраторы, производящие работы, старательно раскрывали и обнаружили подлинную масляную авторскую роспись. Эти красочные слои сыграли роль консервации и до нас дошли все элементы этого витража. Конечно, за более чем 100 лет эксплуатации некоторые элементы были утрачены, но основные сохранены и реставраторам удалось воссоздать всю авторскую задумку, которую вы можете увидеть в анфиладном зале. Это месяцы работы.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Где конкретно находилось это стекло?

Р. РОМАНОВ

Оно было кусочками. 3 было каплевидных, 4 больших элемента, центральный был расколот. Поэтому центр пришлось полностью воссоздавать. Мы в соответствии с утвержденными согласованными методиками раскрыли витраж по месту. Потом аккуратно демонтировали, отвезли в реставрационные мастерские и там аттестованные художники-реставраторы скрупулезно расчищали, сохраняли, дописывали, укрепляли живопись. Это обычная масляная живопись, скрепленная лаком. Краски использовались те же самые, подобрали один в один.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Что было самым сложным в процессе реставрации?

Р. РОМАНОВ

Здесь все приятно. Каждый раз новое открытие. Как я уже говорил, живопись открылась буквально около года назад. По всему зданию были проведены комплексные научные исследования. Тут 11 покрасочных слоев. По каждому из помещений было проведено раскрытие напольного покрытия, по стенам, по лепному декору, и в процессе этих исследований живопись не была обнаружена. И когда начали реставрировать покраску, раскрылась сама живопись. Это был очень приятный сюрприз.

Из интересного могу сказать, что по частям мы собрали кремальер. Но вы его уже видели. Мы его немножечко адаптировали. Это полностью родной кремальер.

Паркетные полы вы сейчас не увидите, они на реставрации. Но они уникальны.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Сказали, что они в хорошем состоянии. Как так получилось?

Р. РОМАНОВ

Этому зданию в каком-то смысле повезло, что это территория фабрики. Она закрытая и на нее могут попадать только сотрудники. Обычным людям вход запрещен, потому что режимное предприятие. Здесь находились кабинеты, картонажный цех и помывочная на первом этаже. Люди бережно относились. Мы пришли – сохранность была прекрасная. Поэтому такая консервация спасла это здание.

Фасады стали зелеными, вы видели. Зданию порядка 120 лет, из которых 20 лет он был оливкового цвета. Поэтому, мало кто помнил его подлинный цвет. Мы проводили очень подробный комплекс научных исследований – такие же послойные красочные слои всех элементов фасада и открыли подлинный цвет. На эту тему было много публикаций и фотографий именно живого цвета, чтобы ни у кого не было сомнений, что оттенок и цвет именно такой.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

А собственник не говорил, что хочет перекрасит?

Р. РОМАНОВ

Это научная реставрация, объект культурного наследия. Здесь желание невозможно.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Нет-нет, всю фабрику в зеленый цвет перекрасить.

Р. РОМАНОВ

Это было бы нелогично. Если по Малой Красносельской дальше пройдете, там очень много красивых зданий именно времен строительства фабрики – они из красного кирпича с покрашенными элементам. Даже наш дворовый фасад фабрики, парадный уличный фасад – он весь штукатурный, с лепным декором. Мне кажется, таких аналогов в Москве в принципе мало, с такой именно пластикой. Модерна много, но с такой пластикой мало.  А дворовый фасад у нас довольно-таки утилитарный – красный кирпич, который мы тоже скрупулезно отреставрировали. У нас подлинный кирпич, непокрашенный, а каким был, таким и остался. С точки зрения цвета мы стараемся придерживаться научной реставрации. Если цвет фасада был зеленым, значит он зеленый. Общественность может быть против или не против, но это данность, факт, против которого нельзя поспорить.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Если здание будет приспосабливаться к современному использованию, будут менять внутренние инженерные системы?

Р. РОМАНОВ

Знаете, у нас в здании практически все в предмете охраны, поэтому  планировочная структура в нем в любом случае не изменится. Конечно, будет модернизация инженерных систем. Приспособление объекта культурного наследия – это его вторая жизнь. Если неправильно приспособить объект, он жить не будет. Поэтому очень важно то, как будет приспособлен и использоваться дальше объект. Поэтому, будем стараться.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Двор будет как-то использоваться?

Р. РОМАНОВ

Сложно сказать. Борются все-таки функции приспособления. И здесь территория закрытая. Возможно, будет в рамках самого объекта какая-то небольшая территория. Но доступ на саму фабрику, поскольку закрытая территория, значит, невозможен.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Можно сказать, сколько человек задействовано в реставрации?

Р. РОМАНОВ

Над проектом реставрации трудится наш отдел, А.В. Казарова – наш начальник. Я – главный архитектор. У нас есть ведущий архитектор, просто архитектор, главный инженер. Команда человек из 10, не меньше. Это совместный коллективный труд. Важно не просто отреставрировать здание, сделать картинку. Нужно дать жизнь, чтобы здесь были все инженерные системы грамотно спроектированы, чтобы находиться здесь было комфортно, и здание жило дальше. По поводу строительства, здание небольшое – несколько десятков работают.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Можно с другими объектами сравнить эту реставрацию, на что она похожа?

Р. РОМАНОВ

Сравнить сложно, потому что каждый памятник уникален. У меня мой первый объект был 15 лет назад. Я пришел студентом и мне дали стеночку, какой-то сарай – не сарай. Я там нашел 17 век, уникальную кирпичную кладку. Мы там нашли изразцы. Каждый объект – он как открытие. Каждый по-своему уникален. Может быть, внешне он неказистый, не ждешь от него, а потом приятное открытие. Вот чего стоит витраж, живопись. А здесь здание, где буквально каждое помещение приносит какое-то открытие. Поэтому сравнить сложно. Каждый памятник, как бы он ни выглядел, он по-своему уникален.

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Добрый день, дорогие друзья. Очень рад вас приветствовать в самом шоколадном московском памятнике. Главный фасад этого объекта культурного наследия каждому из нас знаком с детства. Именно он красуется на фантике шоколада «Бабаевский». Именно это здание у всех любителей истории и архитектуры нашего любимого города ассоциируется с кондитерской династией Абрикосовых. Мы знаем, что С.Н. Абрикосов – родоначальник этой династии, и его потомки, в т.ч. Алексей Иванович, внук и заказчик этого дома, превратили маленькое кондитерское производство в одного из лидеров кондитерского дела. Сегодня продукция этих фабрик пользуется спросом. В прошлом году в рамках комплексной реставрации этого объекта московские реставраторы всех удивили открытием подлинного цвета фасада этого объекта. Из известного нам красного кирпичного он стал нежно-оливковым и именно этот цвет является историческим. Именно такой цвет был в 1902 году по проекту архитектора Шнауберта, А.И. Абрикосов заказал этот дом для служебных квартир при фабрике. Если в прошлом году цветом исторического фасада реставраторы удивили москвичей, то в этом году мы показывали еще одни находки уже в интерьерах этого удивительного дома. Под слоем краски был обнаружен уникальный плафон. Он расположен на объекте. В прошлом году было принято решение бережно его демонтировать и в условиях мастерской отреставрировать и сам плафон, и удивительную роспись на нем. Планируется, что в 2021-2022 гг. реставрационные работы на объекте будут продолжены, а в конце следующего, 2022 г. комплексные реставрационные работы на этом объекте будут полностью завершены.

Говоря о находках в этом очень интересном московском памятнике, стоит отметить еще и живопись, обнаруженную рядом с этим плафоном. Впереди очень интересные и тонкие работы по витражному окну, расположенному здесь, в очень интересной узнаваемой угловой части этого объекта. Показывая работы, которые будут начинаться, за моей спиной исторический камин. Мы видим расчищенную плиту. Мы видим, как реставраторы искали подлинный цвет этого объекта, искали настоящую отделку. И вот так исторически этот камин выглядел в 1902 году. В результате реставрационных работ именно так этот камин будет выглядеть в 2022 году по окончанию реставрационных работа. А вот здесь то самое витражное окно, тоже реставрационные работы по нему впереди и в конце следующего года они будут полностью завершены. Важно отметить, что собственником объекта, а это один из объектов, восстанавливаемых в Москве за частные деньги, планируется, что помещения этого памятника будут доступны для москвичей, для всех желающих, кто в рамках экскурсии захочет познакомиться с историей и удивительным родом тружеников, с историей кондитерского дела и архитектурой начала 20 века. Планируется, что здесь будет либо некое общественное пространство, либо эта территория будет передана в ведение музея шоколада, который уже не первый год работает при этой фабрике.

У меня все. Дорогие друзья, с удовольствием отвечу на все вопросы.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Скажите, пожалуйста, есть версия, что автором был не Шнауберт, а это была копия какого-то европейского особняка. Ничего об этом не известно?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

У нас по документам именно Шнауберт является архитектором этого объекта. Ну, возможно, мы же прекрасно знаем про находки части архивов, части проектов. Возможно, что еще и эти открытия относительно авторства этого особняка у этого здания еще впереди.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Удастся ли сохранить историческую дверь основную и те оконные переплеты с уникальным рисунком, которые были на угловой части?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Конечно, все, что касается облика объекта в рамках комплексной реставрации, будет отреставрировано и восстановлено.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

А общественное пространство, которое может открыть здесь собственник, это что, кафе, или что-то еще?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Вы знаете, этот вопрос еще обсуждается. Важно, что либо это музей, либо общественное пространство какое-то. Хочется отметить, что это будет не закрытый для города объект. В рамках экскурсий, посещений этого объекта можно будет регулярно сюда заходить, регулярно смотреть, регулярно узнавать что-то новое для себя.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Как вы лично относитесь к изменению цвета фасада? Не испытываете некоторую ностальгию по символу советских конфет?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Нам важная правда, реставрационная правда. Ведь реставраторы ничего не придумали. Могу ошибаться, но под 12 слоем краски нашли подлинный, нежно-оливковый цвет. Именно он восстановлен и именно он сегодня такой, как он был в 1902 году, после постройки. 

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Как вы думаете, станет ли реставрация знаковой, наряду с объектами, например, с Художественным, Наркомфином?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Комплексная реставрация. Мы видим, как бережно, шаг за шагом, реставраторы реставрируют и придают исторический облик этого по-настоящему московского объекта. Давайте дождемся окончания работ. И я только приветствую, чтобы такие объекты с таким количеством, с таким, во-первых, качеством и таким бережным отношением к элементам, были призерами «Московской реставрации 2022».

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Красное село – это очень древнее место. Забелин считал, что оно не уступает по древности старой Москве. Скажите, пожалуйста, не планируете ли вы отреставрировать Гееровскую богадельню Кекушева, находящуюся поблизости?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Я предлагаю действовать поступательно. Безусловно, богадельня – объект культурного наследия и завершив работу на этом объекте, возможно, мы процесс реставрационных работ расскажем, покажем до конца.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Какова стоимость реставрации и всех работ на этом объекте?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Т.к. реставрация проходит за частные деньги, я вам рекомендую с этим вопросом обратиться к собственнику объекта. Я же со своей стороны пригласил вас сюда рассказать и показать, как бережно московские реставраторы слой за слоем, элемент за элементом занимаются реставрацией с сохранением, частичным восстановлением уникального, подлинного московского особняка.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СМИ

Собственник – это концерн «Бабаевский»?

А. ЕМЕЛЬЯНОВ

Да, все верно.