Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-конференция «Международный день борьбы с наркоманией»
28 сентября 2020, понедельник, 14:10

Пресс-конференции

25 июня 2020 Пресс-конференция «Международный день борьбы с наркоманией»

25 июня состоялась пресс-конференция «Международный день борьбы с наркоманией»

Пресс-конференция «Международный день борьбы с наркоманией»


ВЕДУЩИЙ

Сегодня Информационный центр Правительства Москвы проводит пресс-конференцию, посвященную Международному дню борьбы с наркоманией.

В пресс-конференции принимают участие главный внештатный специалист, психиатр-нарколог Департамента здравоохранения г. Москвы, главный внештатный специалист, психиатр-нарколог Министерства здравоохранения РФ Е.А. Брюн, председатель Комиссии Московской городской Думы по безопасности, спорту и молодежной политике К.В. Щитов и председатель попечительского совета некоммерческого фонда «Здоровая страна», член Совета при Президенте Российской Федерации по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детства Д.Е. Валюков.

Е.А. БРЮН

Добрый день. Завтра, 26 июня, мы проводим вместе со всем миром Международный день борьбы с наркоманией и наркобизнесом. В российском варианте и, естественно. Алкоголизмом и табакокурением. Все виды зависимостей мы объединяем в этот единый день. Так получилось исторически, что в этот день мы даем отчет о нашей деятельности, рассказываем о новостях нашей жизни.

К сожалению, по отношению к предыдущим годам нам не удается сделать каких-то серьезных публичных акций – обычно это происходило в парках, на улицах и т.д.

Сейчас идет акция, флеш-моб, который мы растянули на целую неделю, под девизом «Мечтать правильно». Мечтать правильно можно в трезвом виде и выкладывать свою съемку, фотографии, и это происходит в виде определенного танца. Можно по ссылке посмотреть, как это выглядит, очень красиво и интересно. Молодые и красивые, очень разные люди, никогда не употреблявшие или выздоравливающие присоединяются к нашей акции. Целиком наш МНПЦ наркологии, медицинский факультет Университета дружбы народов нас поддержал и практически целиком присоединился к этой акции. Можете посмотреть и тоже поучаствовать.

На слайде показано, как географически выглядит наша службы: амбулаторные филиалы, стационарные и т.д. Примерно половина наших коек сейчас обслуживает больных «covid-19». Мы берем себе больных и из психиатрических больниц, и из психоневрологических интернатов, и больных алкоголизмом и наркоманией, которые заражены этим вирусом. Наша служба тоже активно участвует в преодолении этой эпидемии.

Активно снижается количество зарегистрированных больных. В Москве всегда было больше употребляющих алкоголь, наркотики.  Поэтому, к сожалению, Москва находится в довольно сложной ситуации. Здесь больше молодежи, студентов, которые употребляют наркотики. Но разрыв между цифрами по России и Москве постоянно сокращается. Москва активно освобождается от наркотиков. За лето снизилось количество отравлений в Москве, меняется структура наркотизации.  Мы видим, что снижается количество потребления опиатов. Но предполагаем, что растет, и мы этого не можем подтвердить лабораторно, поскольку нет специальных экспресс-тестов на употребление «спайсов» и синтетических канабиноидов, синтетических амфетаминов среди студенческой среды. Мы не всегда знаем истинное количество потребителей наркотиков.  Поэтому я с осторожным оптимизмом говорю, что структура меняется от опиатов к синтетике.

Мы проводим множество исследований по школам, средним учебным заведениям, ВУЗам. Количество выявленных потребителей наркотиков среди школьников и в ВУЗах с каждым годом падает. Мы 20 лет занимаемся тестированием в школах. Если 10-15 лет назад мы выявляли в школах до 10% учеников, которые имели опыт употребления наркотиков, то сейчас это сотые, а то и тысячные процента – единичные случаи. Это говорит о том, что профилактическая работа по тестированию, раннему выявлению потребителей наркотиков дает свой результат. За эти годы и в течение предыдущего года сформировались реабилитационные программы. Если проводить только медицинскую программу лечения, то ее эффективность составляет 1-3%. Если человек проходит еще и дополнительную медицинскую программу психиатрического лечения, то этот процент повышается до 18. А если присоединяется реабилитация, то мы можем гарантировать процент годовых ремиссий – 48-50%. Поэтому реабилитационной работе мы придаем очень большое значение. Нам дали возможность открыть полноценный реабилитационный центр. С каждым годом потребность в этом центре растет. Страдающие наркоманией ребята к нам обращаются и просят направлять туда.

Разные виды реабилитации есть. Есть психологические, есть система из 12 шагов, социально-психологическая служба нами организована. Даже экзотические программы реабилитации в виде театро-терапии – это инициатива Правительства Москвы. Мы ее реализовали, и ребята с очень большим интересом относятся к такой программе. Часть ребят не только участвовала в просмотре театральных действий, но они сами стали заниматься постановкой, музыкой, театральной деятельностью и т.д. Таким образом, была организована общая технология, которая признана и в РФ, и на международном уровне. Эта технология профилактики лечения и реабилитации больных наркологического профиля вошла в международный стандарт оказания наркологической помощи в разных странах как рекомендация. Есть еще программы. Это изучение злоупотребляющих алкоголем в соматических больницах из числа госпитализированных. Мы обнаруживаем, что 15% посетителей больниц злоупотребляют алкоголем, а более 6% - люди, которые без врачебного назначения злоупотребляют различными психофармакологическими препаратами, психотропными и наркотическими. Это большие цифры, большой урон для нашего здравоохранения, экономическое бремя. Проводя эту работу, мы мотивируем людей на отказ от психоактивных веществ. Такая алкоголизация и наркотизация ухудшает течение заболевания, или эти заболевания ассоциированы с этим. Особенно это касается кардиологических расстройств, гастроэнтерологических. Это приводит к неожиданным смертям в достаточно молодом, работоспособном возрасте. Поэтому, мы этому придаем большое значение.

Еще одна программа, которую мы распространяем и рекомендуем, – это работа в трудовых коллективах. Она имеет свои особенности. Работодатели не очень  заинтересованы держать у себя алкоголизирующихся людей, стараются их выдавить из коллектива, а мы предлагаем программу сохранения трудовых кадров и лечения без отрыва от производства. Это важный момент.

Почти новинка российской наркологии – это персонифицированная наркология, использование генетических маркеров в профилактической работе и лечебно-реабилитационной работе. Генетический материал используется при назначении лекарственных средств. Это называется таргетная медицина, целевая. После забора генетического материала, мы обнаруживаем целевые точки, на которые препараты могут воздействовать и назначаем препараты. Исходя из композиций нейрогормонов, нейромедиаторов, мы можем прогнозировать поведенческие реакции, и исходя из этого выстраивать лечебных и реабилитационный процесс. Персонализация профилактики – мы предлагаем разным людям, в т.ч., имеющим детей, которые еще не пробовали наркотиков, посмотреть генетические факторы риска и расстройства поведения, зависимого поведения. В нашей программе могут участвовать и дети 3-5 лет. Мы даем рекомендации родителям по воспитательному процессу, чтобы минимизировать эти риски. Это очень интересные направления, за которыми будущее. Здесь уже есть целое направление диссертационных и практических работ, которые мы предлагаем рассеивать в разных субъектах Федерации. Мы придумали наркологический чек-ап, когда к нам приходит человек, и мы берем у него генетический анализ, биохимию, проводим психологические исследования и можем выдать рекомендации по системе поведения, отношению к алкогольным напиткам, табаку. Это происходит довольно быстро, и человек получает полный или почти полный анализ своих возможностей.

Еще раз обращаю внимание на наш флеш-моб. Всех ждем!

К.В. ЩИТОВ

Ровно через месяц, 25 июля, исполнится 40 лет как, не стало В. Высоцкого. В его заключении о смерти написано «Острая сердечнососудистая недостаточность». Я думаю, ни для кого не секрет, что скрывается под данной записью. Сегодня ему было бы всего 82 года – почтенный возраст, но для величайшего артиста далеко не предел. Мы знаем примеры, когда и в более солидных годах на сцене прекрасно проявляют себя великие творцы. Эти 40 лет – можно только представить, сколько ролей мог бы сыграть Высоцкий, сколько гениальных стихов и песен он мог бы подарить своим поклонникам. К сожалению, мы знаем много примеров, когда одаренные, успешные люди уходят на пике карьеры, попадая в зависимость из-за пристрастий к наркотикам, алкоголю и другим препаратам. Это сильные люди, взрослые, состоявшиеся в своей профессии. А что говорить о подростах, молодежи, которая только находится на пути своего становления?

Я возглавляю Комиссию по безопасности, спорту и молодежной политике, и эти три, казалось бы, несвязанных направления, не просто так объединены в блок. Мы уделяем большое внимание борьбе с различными, особенно новыми формами зависимости среди подростков, молодежи Москвы. Мы ставим правовые заслоны новым угрозам. Во-первых, все специалисты отмечают, что в последние несколько лет серьезно поменялся портрет наркомана,  способы употребления наркотиков. Институт социологии РАН исследовал эту проблематику и коллеги сделали интересный вывод. По данным правоохранительных органов, системы здравоохранения на смену наркоманам-маргиналам сегодня приходят наркоманы «выходного дня». Они эпизодически употребляют легкие наркотики и считают, что в любой момент могут остановиться – в этом самая страшная ловушка. Такие наркоманы не состоят на учете в наркодиспансерах, не имеют проблем с правоохранительными органами и внешне не отличаются от обычных, здоровых граждан. Среди них все больше подростков и молодежи.  В этом главная опасность. Вторая угроза – это новые формы зависимости, новые виды употребляемых веществ. Например, среди подростков в последние несколько лет получила распространение такая форма токсикомании как «газовая токсикомания» или «сниффинг». Здесь для достижения эйфории нужно просто приобрести газ для заправки зажигалок или туристических плит и вдохнуть этот газ. Эти товары стоят недорого и не имеют возрастных ограничений. Это групповая форма употребления, и баллончика хватает на целую компанию. Коварство углеводородного газа в том, что он быстро выводится из организма и тестами выявить факт употребления невозможно. Он не оставляет запаха, как алкоголь или сигареты, поэтому ни родители, ни учителя даже не догадываются, что ребенок стал газовым токсикоманом, пока не станет слишком поздно, потому что грань между дозой для достижения эйфории и летальной дозой ничтожно мала. Только за последние 2 года по данным Следственного комитета от сниффинга погибло 267 детей в России.

Вторая популярная форма зависимости у подростков – это снюсы, т.е. сосательные, жевательные смеси, леденцы, содержащие высокие дозы никотина, в 7-10 раз превышающие дозы в обычных сигаретах. Употребление этих продуктов вызывает серьезные проблемы со здоровьем, а зависимость от снюсов создает предрасположенность к другим, более страшным видам зависимости. Мы, как городской парламент, не можем стоять в стороне от этих угроз и выступаем с рядом законодательных инициатив, направленных на борьбу с этими формами угроз для молодежи. Зачастую нас критикуют, что нам бы лишь бы придумать новые формы штрафов или запретить что-то, в то время как запретительные технологии не работают. Это справедливое замечание, поэтому мы тоже исходим из того, что запретительные меры сами по себе никогда никакого результата не принесут. Поэтому параллельно со снижением доступности той или иной группы товаров или препаратов мы делаем упор на программы профилактики, создание в городе возможностей информационной работы, развитие альтернативных зависимостям форм позитивного досуга: спорт, творчество, самореализация, общественные инициативы. Но снижать доступность психоактивных веществ необходимо. Без этого комплексной борьбы не получится. С нами в этом солидарны москвичи. Согласно опросу, проведенному в рамках мониторинга наркоситуации в Москве по линии Антинаркотической комиссии Москвы, 62% горожан считают необходимым ужесточение законодательства в этой сфере. Наряду с этим важность работы с молодежью отмечают 65% опрошенных москвичей. Поэтому 10 июня Московская городская Дума приняла пакет законопроектов, автором которого был я, среди которых изменения в городское законодательство и федеральное. Этот пакет направлен на борьбу со сниффингом в молодежной среде. В московской части данных законопроектов мы предложи комплексный подход, который вносит изменения в закон об охране здоровья, в закон о молодежи и КоАП Москвы. На выходе мы получаем законодательное создание условий для профилактики сниффинга, запрета его пропаганды, усиления информационной работы, прежде всего с учителями, родителями и самими подростками, подключение к этой работе системы по работе с молодежью. Кроме того вводится запрет на продажу несовершеннолетним потенциально опасных товаров и обязательная возрастная маркировка (это уже по федеральному законодательному регулированию) и административная ответственность в федеральном КоАПе за продажу и в московском КоАПе за вовлечение несовершеннолетних в газовую токсикоманию. 11 июня, на следующий день после принятия нашего закона, Мэр Москвы С.С. Собянин московский закон подписал.

Мы прекрасно понимаем, что только комплекс мер позволит создать в Москве новые программы профилактики. Мы уже договорились, и проблему сниффинга включаем в план работы Антинаркотической комиссии Москвы. Остается добиться, чтобы Госдума приняла еще и федеральные нормы, и мы движемся в этом направлении сейчас.

Тему снюсов мы обсуждали еще весной. На тот момент в Госдуме готовился федеральный законопроект, задачей которого, в т.ч., было ограничение продажи никотиносодержащих смесей несовершеннолетним. Мы поэтому решили не плодить законодательные инициативы и направили свои предложения к подготовленному федеральному законопроекту в виде поправок. Но в мае мы узнали, что Госдума не стала принимать закон, не стала ограничивать продажу снюсов несовершеннолетним.  Поэтому мы решили не медлить и приступили к работе над  городским законом об ограничении продажи никотиносодержащих смесей, снюсов и иных аналогов несовершеннолетним на территории города Москвы. Кстати, подобные законы приняты уже в ряде других субъектов, в частности, в Московской области, Воронежской, Кемеровской, Нижегородской, Пензенской, Курганской, Оренбургской и других субъектах федерации. Как председатель профильной комиссии, я сделаю все, чтобы в сентябре уже внести московский законопроект на рассмотрение Мосгордумы.

Самая главная профилактика зависимости – это здоровый образ жизни, пропаганда спорта, реализация проекта «Спорт как норма жизни». Согласно опросу, на который я уже ссылался, 69,5% в среднем или даже высоко оценивают уровень здоровья в городе. Практически половина опрошенных с разной степенью регулярности принимает участие в массовых спортивных мероприятиях, которые проводятся в Москве. По информации Департамента спорта Москвы, число москвичей, которые систематически стали заниматься спортом, достигло 4,7 млн человек, что в 2 с лишним раза больше, чем в 2010 году. Понятно, что этот результат вытекает из ряда комплексных решений. С одной стороны, это появление большого количества новых объектов инфраструктуры, в т.ч., уличной. Это развитие новых видов спорта, увеличение количества массовых физкультурно-спортивных мероприятий в городе. Сегодня у нас в городе 23800 спортивных зон, в т.ч. 1300 бассейнов, 1100 футбольных полей, манежей и площадок, 88 крытых всесезонных катков, 1300 сезонных катков, более 7000 спортивных и тренажерных залов, более 600 теннисных кортов, более 800 легкоатлетических беговых дорожек и почти 400 лыжных трасс. В ближайшие 3 года в соответствии с АИП мы построим  еще 50 крупных спортивных объектов за счет бюджета столицы.

В прошлом году прошло более 15 000 спортивных мероприятий, в которых приняло участие суммарно 2 млн москвичей. Наша задача и дальше делать спорт доступным, чтобы число москвичей, особенно подростков, молодежи, занимающихся спортом систематически, неуклонно росло. Именно поэтому, когда мы принимали бюджет Москвы на 2020 год, внесли поправку (я был автором этой поправки) в бюджет об увеличении расходов на массовый спорт на 1,5 млрд рублей за счет сокращения расходов на спорт высших достижений.

Помимо спорта, конечно, нужно развивать другие виды молодежного досуга. В своей работе мы всегда консультируемся с экспертами. В частности, все, что касается проблемы наркомании, защиты здоровья, мы всегда на связи с Е.А. Брюном. Очень плотно работаем еще с 2015 года, когда мы запрещали в Москве продажу алкогольных энергетиков. Мы консультировались и с юристами. Мы всегда на связи со специалистами из правоохранительных органов, изучаем опыт коллег из других регионов нашей страны. В такой команде у нас есть все шансы на победу.

В заключение хочу напомнить, о чем писал И. Уэлш в романе «На Игле»: «Так часто бывает: до минувшего счастья вроде бы рукой подать, а дотянуться всё равно нельзя». Вот задача, над которой мы работаем – чтобы московские дети и подростки со своим счастьем никогда не расставались. Спасибо.

Д.Е. ВАЛЮКОВ

Добрый день, уважаемые участники пресс-конференции. Некоммерческий фонд «Здоровая страна», членом совета которого являюсь, более 15 лет занимается социальным направлениями, прежде всего, помогая людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, пройти курс социальной адаптации и стать полноценным членом общества. Исходя из столь длительного опыта работы и огромного количества инициатив, которые идут от фонда, появилась тенденция к проблематике, которая на сегодняшний момент имеет устойчивый вид, – это вещества, которые раньше использовались наркоманами и наркозависимыми людьми. Они с каждым годом приобретают более химический состав. Если раньше наркоманы применяли опиаты, то сегодня идут органические изменения – эти люди не могут отдавать себе отчет в тот момент, когда они находятся под воздействием  того или иного синтетического препарата, который с вида напоминает анашу, а на самом деле полностью пропитан химикатами, которые уничтожают его самого и его окружение. Происходят непредумышленные убийства, террор внутри семьи. У человека сегодня есть право добровольной госпитализации. Т.е. человек, находящийся в неадекватном состоянии, должен дать согласие на свою госпитализацию. Это практически невозможно сделать. Эти люди находятся в обществе и дальше продолжают злоупотреблять. Это ужасная ситуация. Это одно направления, то, что этих людей невозможно госпитализировать.

Я представляю более 1000 реабилитационных центров социальной адаптации на территории РФ. И второе направление  - это проблема статьи № 127 Уголовного кодекса, которая гласит о том, что у нас каждый человек вправе выбирать свой путь в жизни, реабилитироваться ему или нет. Естественно, любая проверяющая комиссия силового блока при приходе в социально-реабилитационный центр просто говорит: «кто сегодня не хочет здесь находиться?». И поднимаются какие-то руки, у них берутся объяснения: «тебя здесь принудительно держат?». Каждый наркоман в силу своей тяги хочет дальше употреблять наркотики или алкоголь. Соответственно, идет нарушение законодательства РФ, якобы его там принудительно удерживают. С этой проблемой сталкивается 90% реабилитационных центров нашей страны. Получается, что безопасность людей, которые в этой сфере трудятся, полностью ничем не защищена. Потому что сегодня каждый больной человек наркологического профиля должен проходить свой путь добровольно. Мы выступаем с инициативой с собиранием подписей на территории России и дать все эти подписи законодателям, чтобы они услышали инициативу общества. Я слышал сегодня, что 62% москвичей на это готовы, чтобы изменить именно форму «добровольной» госпитализации. Потому что на сегодняшний момент это обретает катастрофическую форму, как для самого человека, так и для всего общества в целом. Спасибо за внимание.

А. КУДРЯВЦЕВ – «Москва. Центр»

Какова сейчас роль НКО в реабилитации и лечении зависимых?

Д.Е. ВАЛЮКОВ

На сегодняшний момент она остается неизменной. Социальных центров становится все больше, но до сих пор нет ни нормативного, ни законодательного регулирования негосударственных реабилитационных центров. Вообще словосочетание «лечить наркоманов» может сказать только Е.А. Брюн. Больше никто у нас лечить наркоманов на территории РФ не может. Так складывается практика, что каждому реабилитационному центру нужно говорить: « я не лечу наркоманов, а социально адаптирую людей, попавших в трудную жизненную ситуацию». Потому что если я скажу другую фразу, то нарушу законодательство. Хотя, по большому счету, там лечат наркоманов в социальном плане, а не в плане оказания медицинских услуг. Потребность общества в этих центрах велика. В томской области было свыше 350 центров социальной адаптации. Это было 5 лет назад. А в РФ 85 регионов, и можно подсчитать, каков объем этих центров. На всех площадках говорится, о том, что необходимо приравнивать негосударственный сектор к государственному, давать ему все законодательные возможности. Это и будет поддержкой профильных ведомств. Пока все это находится под большим вопросом, почему этого не происходит. Тем более, когда в такой центр заходят со статьей №127, половина людей его покидает. Потом они идут умирать. Только они за время, пока вышли из реабилитационного центра, кого-то склонили к употреблению, пропагандируют этот образ жизни. Тем более, в условиях этого «ковида», когда на каждого человека государство инвестирует огромные средства, не иметь поправку на недобровольную госпитализацию, не давать право людям на полноценное существование – я считаю, этот какой-то террор внутренний, непонятно, на чем основанный.

ВЕДУЩИЙ

Этот день был установлен ООН в 1987 году, есть подозрение, что в Советском Союзе эти проблемы тоже присутствовали. По крайней мере, алкоголизм точно был. Но мне кажется, что с ним боролись. Если провести аналогию, то почему в современной России ситуация иная?

Е.А. БРЮН

Рост наркомании впервые был зафиксирован в 1982 году, через 2 года после введения войск в Афганистан. За эти 2 года сформировался поток наркотиков в Советский Союз.  Сначала это было очень медленно и не очень влияло на ситуацию, но в декабре 1991 года была отменена уголовная ответственность за употребление наркотиков. Именно с этого момента началась эпидемия наркомания уже в Российской Федерации.

Если сравнивать наркологию, уже десятые годы этого тысячелетия, когда в 2009-2010 гг. Министерство здравоохранения приняло эту организационную систему оказания наркологической помощи, если эту современную наркологию сравнивать с тем, что было в 80-х гг., то это уже совсем другая практика, другая наука. Сравнивать их очень тяжело.

В законодательном плане, да, были лечебно-трудовые профилактории. По суду людей закрывали. По существу, их наказывали тюремным заключением за заболевание. Вот это камень преткновения. До сих пор до конца не понятно, нужно так ограничивать или нет, дает это эффект или нет. Я могу точно сказать и поддержать Дмитрия Евгеньевича, что недобровольная госпитализация на какой-то момент очень даже необходима, и мы его всегда поддерживали, эту законодательную инициативу, которая, к сожалению, не реализуется как-то в принципе. Человек в тяжелом состоянии, а я должен спрашивать у него добровольного согласия. По существу, человек в психозе, а нужно спрашивать добровольное согласие. Это серьезное противоречие, ограничивающее наши возможности. Там, где нам удается более или менее недобровольно госпитализировать людей, через 10-14 дней эти люди говорят «спасибо», что их ограничили. Они приходят в себя и с ними уже можно разговаривать и мотивировать их на дальнейшее лечение.

Что касается принудительного лечения, оно у нас существует для больных, которые совершили преступные, противоправные действия. Тут никаких ограничений нет. Для таких больных предусмотрена норма обязательного лечения. Слово «принудительно» отсутствует в нашей юридической практики. Это называется «обязательное лечение». Может происходить в местах лишения свободы. Кстати, у нас в стране 9 лечебно-исправительных учреждений. Есть разные формы. К сожалению, суды этим мало пользуются, что тоже накладывает определенный отпечаток. Так что, отвечая кратко на ваш вопрос,  могу сказать, что здесь необходимы дополнительные законодательные решения. Может быть, Кирилл Владимирович нам поможет в решении этих проблем. Это целый блок проблем, которые возникают в наркологии.

Что касается вашего вопроса, наша позиция такова, что и государственные, и негосударственные учреждения должны иметь медицинскую лицензию и работать по общим правилам. Тогда очень многие вопросы автоматически исчезнут. Спасибо.

Д.Е. ВАЛЮКОВ

По поводу лицензии, как со стороны нашей организации, так и саморегулирующего объединения, которое на сегодняшний момент единственное зарегистрированное в РФ. По нашей инициативе. Всем необходимо лицензирование, потому что есть недобросовестные, черные, криминальные структуры, которые издеваются над людьми, вымогают огромное количество денег с родственников. Поэтому каждому родственнику было бы важно обратить внимание на то, сотрудничает ли социально-реабилитационный центр с государственной наркологией, определен ли он вообще для выполнения таких услуг и можно ли туда вообще человеку обращаться. Поэтому лицензирование снимет эту проблему. На сегодняшний момент очень много людей с органическими изменениями, которым необходимо фармакологическое сопутствие на первых этапах реабилитации.

Е.А. БРЮН

У меня есть такая реплика. Завтра в 11 часов Москомспорт проводит всеобщую физкультурную зарядку. К этому важно привлечь внимание москвичей. Поэтому такая просьба: проинформировать наше население об этой акции. На сайте Москомспорта есть инструкция, как это делать. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ

Спасибо. Пресс-конференция завершена.