Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-конференция «Детский музей в «Царицыне»: место встречи идей»
19 мартa 2019, вторник, 23:51

Пресс-конференции

13 февраля 2019 Пресс-конференция «Детский музей в «Царицыне»: место встречи идей»

13 февраля состоялась пресс-конференция «Детский музей в «Царицыне»: место встречи идей»

Пресс-конференция «Детский музей в «Царицыне»: место встречи идей»


ВЕДУЩАЯ

Уважаемые коллеги, сегодня Информационный центр правительства Москвы проводит пресс-конференцию на тему: «Детский музей в «Царицыне»: место встречи идей».

В пресс-конференции принимают участие: Фокина Елизавета Борисовна, генеральный директор музея-заповедника «Царицыно», Иванов Андрей Владимирович, заместитель директора школы №548 «Царицыно», лауреат премии президента в области образования, Николаев Олег Рудольфович, кандидат филологических наук, куратор Детского музея в «Царицыне», куратор проектов архитектурного бюро ArtTerra и Кирьянова Екатерина Николаевна, старший методист Городского методического центра, куратор программы «Учебный день в музее».

Е.Б. ФОКИНА

Добрый день, дорогие друзья и коллеги. Для нас очень почетно выступать на этой площадке с пресс-конференцией. Действительно, в прошлом году мы открыли два зала «Детского музея». Это музей, в котором представлены как живые экспонаты из фондов «Царицыно», так и большое количество интерактивных модулей, как мультимедийных, так и живых. Открывали мы его вместе с детьми, и организовали целую программу вокруг нашего музея и вместе с ним. Мы – один из самых крупных музеев на юге Москвы. По итогам 2018 года саму нашу территорию посетило более 6 млн человек, а музей-заповедник 1,3 млн, среди которых - 30% школьников (с классами или родителями). Для нас было важно организовать не только слаженный маршрут, но и пространство для самостоятельного познания. Поэтому мы последние полтора года совместно с коллегами из Санкт-Петербурга и нашими научными сотрудниками создавали концепцию «Детского музея». Наш музей рассказывает не только о создании самого места, но и об истории на протяжении 4000 лет, с бронзового века до 11-13 вв., когда на нашей территории жили вятичи. Далее, знаменитый период, когда Екатерина у Кантемиров приобретала усадьбу, тогда это место называлось «Черная грязь». Далее, когда в 19 веке «Царицыно» было знаменитым дачным местом, и советский период, когда в «Царицыно» были коммунальные квартиры. И, конечно же, когда «Царицыно» стало музеем декоративно-прикладного искусства. Нам важно в «Детском музее» рассказывать детям на понятном им языке, с понятной навигацией, на понятном уровне глаз, с аргументации на то, что в музее все можно трогать (а он ориентирован на семьи, на детей, в т.ч., на детей с особыми потребностями). Пока мы открыли первых 2 зала. Первый посвящен истории «Царицыно» и в его центре располагается известный царицынский дуб, вокруг которого и построена вся история в игровой форме. Второй зал посвящен интриге строительства дворца и двум знаменитым архитекторам – Баженову и Казакову. Третий зал, который мы откроем в марте, будет посвящен играм и развлечениям 18 века. Там будет большое количество интерактива. Например, можно будет сочинить оперу и оду императрице, примерить на себя электронные варианты одежды и платьев, сконструировать фейерверк как одно из самых знаменитых развлечений 18 века. Четвертый зал посвящен истории парка. Это один из первых пейзажных парков 18 века в стране.

Мы находимся в большом партнерстве с рядом образовательных учреждений ЮАО. Одним из наших постоянных партнеров является школа №548.  Помимо совместных программ, таких как «Учебный день в музее», и большим количеством экскурсионных программ, мы еще вместе со школой запускаем целую серию «пилотов». Когда мы открывали  наш музей, к нам пришли представители сообществ детских журналистов от 12 до 18 лет и задавали вопросы, зачастую, очень неожиданные. Были дети с родителями 5-6-летние, которые честно спрашивали «Зачем нам к вам приходить?». Мы отвечали им простым языком и продолжаем отвечать сейчас, потому что мы совместно со школой №548 будем разрабатывать аудиогид для детей. Его будут писать сами школьники. Еще одна задумка – мы начали совместный проект по программе проектирования, введенной в школьную программу. Ребята из школы №548 в рамках урока «проектирование» проходят целое направление, связанное с культурным наследием. Ребятам на территории был предложен целый ряд объектов, по которым они сделали исследования, которые будут защищать в конце 2019 года. Все это – дополнительные ниточки вокруг нашего музея.

Передаю слово коллегам.

А.В. ИВАНОВ

У нас достаточно молодой, но позитивный опыт взаимодействия с музеем. Пришли мы к нему сами. Мы очень благодарны тому, что музей сразу ответил. Нам очень хотелось для ребят, которые работают в направлениях, связанных с соцгумом и некоторыми другими инженерно-технологическими направлениями, чтобы они получили новый современный опыт реального дела. Нас интересовала возможность участия детей в реконструктивных событиях, процессах, связанных с созданием реплик и реконструкций, проектах создания дополнительной реальности. Важно было ввести детей, выбирающих в качестве профильной подготовки историю, обществознание, в мир конкретной материальной среды. Спасибо музею. Они нас очень быстро поняли, и мы нашли пути взаимодействия.

Пока это несколько групп, которые работают на базе музея. Думаю, эта «поляна» в перспективе будет расширяться. Мы специально для этого у себя создаем небольшую макетную мастерскую  с очень хорошим специалистом, и надеемся, что когда-нибудь, вместе с музеем, сможем создать послойную историю этого места.

Ребята работают в этих направлениях, связанных с современными технологиями (там есть и 3D-моделирование, и прототипирование, и робототехника и т.д.). Мы нашли очень интересную склейку истории и современных высоких технологий, а так же новое поле применения наших ребят, которые занимаются иностранными языками в склейке с историей, коммуникациями и другими направлениями. И создание аудиогида и экскурсий, в т.ч., на других языках (мы моем создавать аудиогиды на французском, английском, китайском, немецком). У нас есть разные дети, разные направления и очень большой потенциал. Спасибо, что «Царицыно» дает этому потенциалу раскрыться. Для ребенка очень важно, когда то, чем ты занимаешься на уровне класса или школы, вдруг воплощается в то, что можно увидеть и сказать: «Видишь, идет экскурсия? Это мой текст, моя разработка».

Еще одна мечта, которую мы уже начали обсуждать, – создание московского конкурса, в котором ребята, выбирающие гуманитарные направления подготовки, языковые, могли бы конкурировать в области реальных проектов, демонстрировать реальные знания и получать преференции. Москва очень многое сделала для поддержки инженерного, медицинского направления. Туда втянуты определенные ВУЗы. Мы хотим попробовать, для начала внутренний конкурс, который позволит отработать систему. Мы надеемся, что во взаимодействии Департамента культуры и Департамента образования Москвы когда-то появится всемосковский конкурс, где ребята будут конкурировать в области социальных, гуманитарных проектов, привязанных к музеям и современным технологиям.

В Москве и МО есть огромное количество исчезающих объектов. Но мы нашли способ - у нас появилась небольшая группа ребят, которые этим занимаются, -  когда их можно «оживлять» с помощью дополненной реальности прямо в уличном контексте. Это огромное интересное поле для исторических, этнокультурных, археологических, реконструкционных событий, связанных с использованием IT в этой сфере. Мы себя ощущаем в самом начале, хотя работаем уже достаточно протяженное время. Считаем, что такая культура взаимодействия школ с музеями, которая выводит детей на востребованные конкретные практики, дает старт, лифт для будущей жизни. Это очень хорошая перспектива. Если найдется возможность поддержать это на уровне всемосковского конкурса, давайте пройдем эту дорогу, и посмотрим, чем закончится.

Из имеющегося опыта взаимодействия могу сказать, что это очень интересный опыт. Советую школам расширять свои прямые контакты с музеями. Разумеется, есть замечательный конкурс «Музеи, парки и усадьбы Москвы», в котором участвуют все школы. Но новая форма взаимодействия с музеями, проекты на этой базе, внедрение этих проектов в школьную практику с использованием самых современных технологий, что очень важно, будет очень интересной.

О.Р. НИКОЛАЕВ

Задача создания детского музея в «Царицыне» была очень сложной и невероятно увлекательной. У нас был опыт создания образовательных центров для музеев, и это нормально. Было создание интерактивных выставок. Но это – это детский музей. Здесь есть экспонаты, но они особенно выделены. Каждый сопровождается комментарием, каждый посетители с интересом рассматриваются, а не пробегают мимо. Важно, что «Детский музей» находится внутри царицынского музея. Он связан с постоянной экспозицией и отсылки эти существуют. Внутри залов даже заложен маршрут, позволяющий из «Детского музея» перейти во взрослый.

Самое понятие «детский музей» особенное. Были мозговые штурмы по «Скайпу», где 10 человек с одной стороны, 5 с другой. Это результат серьезной коллективной работы. Естественно, детский музей должен отвечать уровню современной науки. Он ничего не должен упрощать. Любая детская экспозиция – это эвристическое путешествие в прошлое с целью освоить те языки, на которых это прошлое с нами разговаривало. Это очень важная, решаемая задача. Она очень увлекательна для детей. Пространство детского музея должно быть тотально эвристическим, где не просто выдается информация в виде текстов, а где она выдается в виде проблемных ситуаций, где ответы нужно находить. Человек должен постоянно находиться в эвристической ситуации разгадывания прошлого. Формы этих ситуаций тоже должны быть очень разнообразны. Основные посетители музеев – это семьи. Семья никогда не выберет для похода в музей только главную возрастную категорию с 8 до 12 лет – это дети, которые полностью открыты музею. С подростками сложнее, с малышами – другое. Все равно семья притащит и «горшечников», как говорит мой друг-режиссер, и 12-летних, да еще и подростка. Поэтому это эвристическое пространство должно быть интересно всем возрастным категориям. Поэтому должно быть место, где могут собирать кубики самые маленькие, и где дается азбука «Царицына» самыми главными понятиями. Более сложные задачи, и очень разные, от механических (например, добавить декор в сооружение Баженова, потом, нажать кнопочку и этот декор слетит с грохотом – это магнитная доска), до очень сложных интеллектуальных задач. Например, во втором зале, посвященном строительству дворца, мы предложили 12 версий объяснения, почему Екатерина, после 10-летнего строительства, отказала Баженову, и согласилась с Казаковым. Вроде как бы сложно, но не для детей, которые занимаются научной работой. Это еще и для родителей. Любая экспозиция, выставка, всегда обязана иметь в виду, что материал должен заложен таким образом, чтобы родители для своих детей могли стать музейными педагогами и проводниками. В свое время я думал и на меня дизайнеры ругались: «Зачем столько текста?». Но я понимаю, зачем  - потому что папа не помнит Тома Сойера, а я ему даю цитаты, и папа вспоминает Тома Сойера и начинает рассказывать. Это очень важный момент. Пока малыши собирают кубики, а средние играют в какие-то серьезные вещи, родителям тоже должен быть отведен какой-то угол. На открытии все люди моего возраста стояли у модуля, посвященного поселку Ленина, потому что это интересно, знакомо и рядом. Оторвать было невозможно, пока не прочитали весь текст и не рассмотрели все картинки. Поэтому, очень важно изобретать самые разнообразные задания, игровые модули с самыми разными эвристическими вопросами. Например, у нас есть игра, посвященная букварям, где надо определить, какие буквы 17 века, а какие из другого времени. При этом, все объясняется: в чем особенность букваря 1934 года, в чем 1855 года. Все достоверно. Кстати, был такой момент, когда коллегам казалось, что это слишком сложная информация. Но на это я достал учебник по окружающему миру нашего сына, где вообще-то детям предлагается описать отличие первого русского букваря Бурцова от букваря Кариона Истомина. Я об этом узнал, только закончив университет. А это 5-й класс. Но надо таким образом задать эту задачу, чтобы решить ее было интересно. Еще задание - выбрать из нескольких дворцов тот, в котором останавливалась Екатерина - варианты от Букингемского и Белого дома. Это тоже очень важный момент, потому что всегда должен быть момент для расширения: если мы даем дополнительную информацию, она должна быть походя объяснена, даже если она не имеет прямого отношения к делу. Если во втором зале мы говорим об архитектуре, то это должна быть отчасти еще и история архитектурных идей. Если в третьем зале мы говорим о праздниках, то значит это и история праздников, и история фейерверков, тем более, что Россия в Европе считалась лучшей в области искусства фейерверков. Кроме того, оказывается, что в третьем зале у нас не случайно возникла тема охоты – Екатерина издала первый закон об охоте, который, между прочим, мало изменился. До этого были только уставы. Вообще, музей должен объяснять, в т.ч. взрослый.

Года три назад в Петрозаводске коллеги из Министерства поделились результатом социологического опроса. Они спрашивали, чего не хватает в музеях людям. Эти люди один в один написали, что им не хватает объяснений. Человек не за ностальгией идет в музей, а ищет свою картину мира.

Объяснения в нашем музее мы закладываем всегда. Если у нас висит копия единственного изображения Баженова в кругу семьи, мы тогда через интерактивные задания задаем вопросы, почему на картине изображен попугай? Чертеж какого здания лежит перед Баженова скорее всего? Все это на основании научных гипотез. И это все объясняет, все, что перед вами находится.

Само пространство должно быть таким, чтобы человеку было интересно там находиться. Оно должно обладать эстетическими характеристиками. Детский музей должен быть цельным пространством, как будто бы ребенок попадает в мир. И еще один момент: история должна оживать. Например, для первого зала у нас было сделано 7 мультфильмов и про бронзовый век, и про время вятичей, и про время Голицына, и про 18 век, и про Екатерину. Это мультики, где современные дети, гуляя по царицынскому парку, проваливаются в прошлое. У них появляются другие одежды и т.д. Это небольшие мультики. Они сделаны абсолютно научно точно. Не представляете, сколько раз аниматоры исправляли неточности в костюмах, узорах и т.д. Но есть еще и звуковой ландшафт этой эпохи. Звук тоже становится экспонатом. Как звучало время вятичей? Время Екатерины и т.д. В третьем зале посетители смогут и разыграть театральную пьесу, и примерить на себя одежды. Партитуры, режиссеры и актеры заготовлены. И есть игра в караоке! Нашли в Питере человека, который занимается реконструкцией того, как читали оды в 18 веке. И в караоке вы читаете оду как положено, а Екатерина вам или подмигивает, или грустно ухмыляется. Подчеркиваю, это все абсолютно научно. Если это создание проектирования своего фейерверка, а мы предлагаем интерактивный стол, где это можно спроектировать, то для этого существуют все материалы 18 века, все фигуры. Из этого можно складывать свой фейерверк и потом запускать его на потолок.

Е.Н. КИРЬЯНОВА

С музеем «Царицыно» Городской методический центр состоит в давней дружбе, которой мы очень дорожим. В настоящий момент мы реализуем совместный проект «Учебный день в музее».

Очень сложно музей с его особым пространством вписать в школьную программу. В рамках «Учебного дня» в царицынском музее открылись совершенно новые перспективы. Учебный день подготовлен для 7 классов, где уроки по ряду дисциплин складываются в одно целостное понимание научного знания, рассказанного на языке ученика. Ученик сам ищет информацию. Он должен погрузиться в историческое и физическое пространство, найти информацию. Занести в рабочий лист, осмыслить и тогда уже прийти к целостному пониманию. Тогда любая тема становится практически обоснованной. Вообще, современная школа давно переориентировалась на поиск практических знаний и их местом применения в действительности. Любой учебный день стимулирует поисково-исследовательскую деятельность у ребят того возраста, когда они открыты всему. Именно с открытием, которое человек сделал сам, он никогда не расстанется и не забудет его.

Нам очень ценно, что музей «Царицыно» так отзывается на все инициативы Департамента образования. Конечно же, мы планируем расширять учебные дни и открывать не только сферу изобразительного искусства, биологии и истории, как это есть сейчас, но и иностранные языки, особо востребованные сейчас, сферу, русской словесности, которая найдет отклик в коллекциях музея. Еще мы уходим от такой догматики, что когда мы приходим, например, в художественный музей, мы говорим только об искусстве. Здесь мы говорим обо всем. Я получаю много откликов в рамках нашего проекта от учителей, которые уже побывали в ряде музеев, в т.ч., в «Царицыно». Если учитель впервые идет на урок в музей, то чувствует себя немного неуверенно. Но когда он видит колоссальную поддержку со стороны музейных работников, которые готовы помочь и консультацией, и материалом и поддержать любую инициативу. Учителя находят, благодаря музеям, новые подходы к уже отработанным за годы пребывания в школе темам. Школа, пришедшая в музей, и музей, который пришел в школу – это история, которая всегда будет иметь неожиданное и интересное продолжение.

Биология, информатика, математика – вещи, которые не лежат на поверхности, но которые делают любой экспонат практикоориентированным.

Создание детского музея – удивительная перспектива, которая делает любой урок, занятие особенным событием в жизни ребенка. Здесь и учитель, и ученик оказываются в новой для себя ситуации и переосмысливают свои основные роли и усваивают знание как нечто органическое, без догматики.

И. АЛЕЙНИКОВА – «Аргументы и факты»

Скажите, пожалуйста, стоимость обучения для детей и взрослых.

Е.Б. ФОКИНА

У нас есть программа, которая была открыта 1 сентября 2018 года – «Музей детям». Поэтому, сейчас все музеи Москвы для московских школьников бесплатны. «Детский музей», если у ребенка есть карточка школьника, то ребенок заходит бесплатно. У нас есть разные типы экскурсионный программ, и есть платные. «Детский музей» же ориентирован на самостоятельное познание, поэтому, он для детей бесплатен.

ВЕДУЩАЯ

Вы сказали, что в музее все экспонаты, предназначенные для этого, можно трогать. Это особенно важно для детей, имеющих ограничения по зрению. Есть ли какие-либо еще экспонаты для детей, имеющих иные ограничения по здоровью?

Е.Б. ФОКИНА

Мы как музей, много работаем с психологами. И «Детский музей» мы тоже создавали при их участии. Мы работаем с Центром лечебной педагогики, с И. Шпицбергом и делали паспорт доступности всего музея с определением шумовых, звуковых, зрительных уровней для людей с ментальными особенностями. У нас очень много программ для детей с ментальной инвалидностью, которые сейчас включились в систему ресурсных классов. У нас есть целая серия «пилотов» для таких детей, и мы адаптируем для них ряд программ.

Да, конечно, подобного рода экспозиция ориентирована и на людей слабовидящих, потому что часть экспонатов можно потрогать, а часть букв и предметов достаточно крупные. Все объекты сделаны их эко-материала, потому что мы заповедник. В этих пространствах очень много дерева. Для людей глухих у нас есть индукционные петли, хотя для этого пространства мы еще не до конца проработали этот момент, но есть человек, который будет проводить обучения для глухих. Для людей с ментальной инвалидностью у нас есть экскурсоводы, которые сами адаптируют программы для детей с ментальной инвалидностью, так и все это пространство для них полностью приспособлено.

ВЕДУЩАЯ

Сколько прошло времени от зарождения идеи «Детского музея» до декабря 2018 года, когда он открылся?

Е.Б. ФОКИНА

Два года. Год ушел на разработку идеологии, она такая, позальная. Часть идей и мыслей должна просто осесть. Поэтому, мы вводим музей поэтапно и учитываем опыт первых двух залов, вносим поправки.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо. Пресс-конференция окончена.