Информационный Центр Правительства Москвы
02 декабря 2023, суббота, 10:54
Пресс-конференции

Пресс-конференция Павла Ливинского

23 марта 2017 года состоялась пресс-конференция руководителя Департамента жилищно-коммунального хозяйства города Москвы Ливинского Павла Анатольевича на тему: «Безопасность и развитие газового хозяйства столицы»

Пресс-конференция Павла Ливинского
Важное:
В 2017 г. в Москве завершится программа реконструкции системообразующих газовых станций



ВЕДУЩИЙ

Добрый день. Мы начинаем пресс-конференцию. Сегодня Информационный центр Правительства Москвы проводит пресс-конференцию по теме «Развитие газового хозяйства столицы». В пресс-конференции принимают участие руководитель департамента жилищно- коммунального хозяйства города Москвы Ливинский Павел Анатольевич и генеральный директор АО «МОСГАЗ» Гасангаджиев Гасан Гизбуллагович. 

П.А. ЛИВИНСКИЙ

Добрый день, уважаемые коллеги. Тема газовой безопасности сегодня особо актуальна; тем более, мы все видим те инциденты, которые случались в стране, связанные с работой внутридомового газового оборудования. Речь идет о том, что неисправности, утечки газа, неправильная эксплуатация газовых приборов приводят, к сожалению, к тяжелым последствиям для человеческих жизней и имущества, грозят даже потерей жилья.
Проблем здесь несколько: во-первых, газовое оборудование требует особого внимания и квалификации не только для его обслуживания, но и для эксплуатации. К сожалению, практика, в целом, такова, что управляющие компании привлекают различные организации, порой не имеющие собственной диспетчерской службы. Они не имеют аварийных бригад, квалифицированного персонала, который мог бы должным образом оценить состояние используемого оборудования и предпринять действия, необходимые для того, чтобы в будущем не допустить катастрофы.
В Москве такая ситуация разрешается следующим образом: на 96-98% техническим обслуживанием жилых домов занимается «МОСГАЗ», и это наше заметное преимущество в той части, что «МОСГАЗ» – единственная в городе Москве организация, удовлетворяющая требования, предъявляемые к техническому обслуживанию внутридомового газового оборудования. Здесь и необходимый персонал, и оснащение, это и выполнение требований по допускам и квалификации, наличие аварийных служб – то есть, все то, что необходимо для нормальной эксплуатации. Поэтому «МОСГАЗ» проводит освидетельствования, технический осмотр и, при необходимости, имеет право прекращения подачи газа в помещения. Это действительно делается, в первую очередь, для того чтобы обеспечить безопасность граждан, их имущества и здоровья. Отметим, что под оборудованием мы понимаем не только газовую плиту, но и подводящие магистрали, вентили, счетчики, фасадные газопроводы, подводящие газ в жилые дома. Обслуживание строго регламентировано в соответствии современным правилам, которые, фактически, существуют благодаря многолетнему опыту эксплуатации, и опыту не всегда положительному. Поэтому четкое следование правилам обслуживания и дает возможность благополучно обеспечивать безопасность. В настоящее время – и Гасан Гисбуллагович позже расскажет об этом подробнее, - приняты постановления Правительства Москвы, которые регламентируют эту сферу и в Москве мы настойчиво проводим такую политику, чтобы только «МОСГАЗ» занимался перечисленными вопросами, потому что, повторюсь, у других организаций подобных технических возможностей нет. Более того, в тех домах, где производится капитальный ремонт – это программа капитального ремонта, которая проводится не только в столице, но и по всей стране, - Правительством Москвы, принимаются меры для того, чтобы «МОСГАЗ» выполнял работы по ремонту внутридомового газового оборудования и сейчас в структуре «МОСГАЗа» создается подразделение по капремонту для того чтобы у нас не было отставания по срокам выполнения работ в рамках утвержденной программы.
Также, еще многое предстоит сделать в рамках энергобезопасности газового хозяйства. Имеются в виду случаи, когда люди ведут асоциальный образ жизни и проживают в соответствующих помещениях. Своими действиями они могут принести вред не только себе, но и в силу взрывоопасности газа – окружающим. В этой области подготовлено большое количество инициатив, вносящих изменения в ту часть законодательства, которая контролирует эксплуатацию внутридомового газового оборудования.
Что стоит отметить непосредственно в области газового хозяйства столицы? Это самая крупная из газораспределительных структур в мире, транспортирующая 23 млрд. кубических метров газа в год, в магистралях с давлением от 6 атм. и ниже, с соответствующими ступенями понижения давления для подачи газа потребителям, среди которых жилой фонд, как таковой, потребляет всего 2% от основного объема, это большая энергетика, котельные и ТЭЦ «Мосэнерго».
В рамках энергобезопасности московского газового кольца проведен огромный объем работ. Реконструированы такие газораспределительные станции, как «Щукино» и «Очаково», которые транспортируют через себя существенные объемы газа. Если говорить, например, о «Щукино», то это 140 тыс. кубических метров в час – примерно 20% от общего потребления Москвы. Можно себе представить, что случится, если какие-то инциденты здесь произойдут. В текущем году будет проведена реконструкция последней системообразующей станции – это ГРЭС «Карачаровская». Тем самым программа реконструкции системообразующих станций будет завершена. Это действительно серьезный вклад в энергобезопасность столицы, поскольку это, в первую очередь - надежность выработки энергии на тепловых станциях Москвы и подачи газа бытовым потребителям.
Отдельная работа проводится в структуре «МОСГАЗа» по уменьшению времени ликвидации аварий в газовых сетях и по улучшению качества работ. Проводится работа по вводу телемеханического управления запорно-газовыми устройствами, которые обеспечивают сокращение времени по прекращению подачи газа. Это напрямую связано с безопасностью людей и со скоростью ликвидации последствий инцидентов. Сейчас существенно сокращено время прибытия аварийных бригад по звонку в диспетчерскую (номер 04). Диспетчер в режиме онлайн может отслеживать передвижение аварийной техники, время прибытия на место инцидента и контролировать поэтапно, в соответствии с четким регламентом, последовательность действий по ликвидации чрезвычайной ситуации и ее последствий. Это позволило нам, например, по сравнению с 2011 годом, время ликвидации аварий на газовых сетях сократить вчетверо.
Я вкратце описал те инициативы, которые принимаются Правительством Москвы. То, что нас волнует сегодня - от нормативного обеспечения до фактических мер и те акценты, которые ставятся в части обеспечения безопасности эксплуатации газового оборудования. Передаю слово Гасану Гизбуллаговичу. 

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Добрый день. Я постараюсь несколько подробнее раскрыть тему внутридомового газового оборудования. Расскажу, как с ним работать и что с ним вообще происходит на сегодняшний момент в целом по стране и, в частности, у нас в Москве.
Мы давно задумались о том, что москвич должен получать квалифицированную услугу по ремонту и обслуживанию всего комплекса оборудования и, соответственно, получать на это гарантию. К сожалению, в 2005 году с выходом нового Жилищного кодекса, все имущество было передано из общедомового владения под ответственность нанимателя и собственника помещения. Получилось, что внимание к обслуживанию этих систем было существенно ослаблено и, более того, в ряде случаев оно вовсе не проводилось. Фактически с этого периода можно говорить о таком факторе, как недоремонт в газовых системах. При том, что мы понимаем, сегодня это достаточно возрастной жилищный фонд. В среднем системы, которые мы сегодня эксплуатируем, создавались в пятидесятые-шестидесятые годы. Средний срок службы газовых систем исчисляется тридцатью годами и, соответственно, по окончании этого срока они должны заменяться. Вы представляете, насколько этот срок сегодня превышен? Когда мы занимались системой обеспечения безопасности газового хозяйства Москвы, этому вопросу было уделено серьезное внимание.
Мы начали эту работу с такого процесса, как возврат доверия москвичей, пользующихся бытовым газом в квартирах. Мы построили нашу услугу таким образом, чтобы было максимально комфортно москвичам. Стараемся дать им возможность, в любое удобное для них время, получить услугу с гарантией. Начав эта работу в 2011 году, мы серьезно изменили ситуацию с тем недоремонтом, что был накоплен с 2005 года. Если говорить о статистике, то в 2010 году количество обращений в службу нашего заявочного ремонта составляло примерно 12000 обращений в год. На сегодняшний момент, последние три года, эта цифра исчисляется за 55000 обращений. Если говорить о статистике, в Москве приблизительно 1800000 газовых плит в жилищном фонде. Благодаря тому, что мы создали эту службу, количество газовых приборов, находящихся за предельным сроком эксплуатации (пока мы эту цифру определяем в 35 лет), значительно сократилось. В 2011-2012 годах эта цифра исчислялась - более 600000 приборов. Фактически две трети всего парка приборов существенно превышало свой срок эксплуатации. Сегодня это 405000 приборов. Хочу сказать, что этому вопросу серьезное внимание оказало Правительство Москвы, когда целенаправленно выделялись средства для замены приборов социальным категориям граждан. Мы дали москвичам понять, что они могут в любое удобное для них время, обратиться к нам в службу и, в течение суток или двух, получить эту услугу. Мы поработали со всеми производителями газовых приборов: российскими, белорусскими и иностранными и договорились с ними о том, что они нам дают на ответственное хранение определенное количество приборов, которые мы можем предлагать москвичам, если сталкиваемся с тем, что прибор лучше заменить, что его эксплуатировать дальше небезопасно. Когда мы расширили спектр услуг, он еще больше приобрел своих клиентов и потребителей. Чем это еще стало удобно? Мы даем годовую гарантию на свою выполненную работу. История обращения фиксируется в нашей базе и у заявителя остается документ, который предоставляется после оказания этой услуги. В этом случае он может быть абсолютно спокоен, что примененные материалы и выполненная работа полностью соответствуют всем требованиям безопасности.
Еще один важный аспект помог нам существенно систематизировать эту работу. Мы традиционно ведем всю базу данных. Поскольку изначально обслуживание приборов до 2005 года занимался «МОСГАЗ», мы не стали прерывать этот процесс и ведем работу по всем базам данных приборов, которые находятся в данный момент в пользовании москвичей. У нас самый высокий процент технического обслуживания газовых приборов (95-98 %) по стране. Нигде такого уровня показатели не достигаются. Это только благодаря слаженной работе Правительства Москвы, территориальных органов власти и нашего общества. Ведя эту базу данных, мы имеем возможность работать на опережение с потребителем. Приходя к нему в дом на техническое обслуживание, мы говорим о том, что надо провести какую-то работу с прибором или его надо поменять. Таким образом, за последние 6-7 лет, нам удалось серьезно переломить отношение москвичей к себе. Благодаря размещению в СМИ всей информации о нас, наших сотрудниках, о размещении на нашем сайте о сроках проводимой работы, доверие москвичей серьезно возросло. Графики проводимой работы обязательно согласовываются с территориальными органами и вывешиваются в открытый доступ. У москвичей есть вся необходимая информация, чтобы удостовериться, что к ним придет квалифицированный специалист из «МОСГАЗа», выполнит всю работу и даст соответствующую гарантию.
Еще один важный показатель – мы не индексировали стоимости этих работ с 2012 года, потому что до этого периода расценки этих работ нам устанавливал Департамент экономической политики. Ввиду изменившегося законодательства это было в последний раз, когда он утверждался. Мы не стали с тех пор менять эту ценовую категорию, поэтому не потеряли значительный электорат пользователей наших услуг. Если говорить о формировании ценовой политики, замена плиты у нас стоит тысячу с небольшим, а у наших соседей – 3600. Если вы покупаете плиту в магазине «М.Видео», вам там предложат ее установить. Это будет стоить 3000 рублей. Поэтому москвичи идут к нам и кривая потребления наших услуг выросла до 55000.
Совокупность этих факторов, квалифицированный персонал и скорость выполнения любой заявки позволили добиться этого процента и существенно стабилизировать эту ситуацию. Какие проблемы остаются? Безусловно, проблема доступа к помещениям, потому что не всегда это получается сделать и это требует возвратов для того, чтобы выполнить эту работу. Есть пробелы в нормативной правовой базе. Когда вышел Жилищный кодекс, был разделен внутренний и фасадный газопровод, хотя это одна система дома. Прибор отделили от трубы, и теперь за трубу отвечает управляющая компания, а за прибор отвечает жилец. Это невозможно совместить на сегодняшний день законно. Единственный вариант разрешения этой ситуации, если управляющая компания представляет своих потребителей в этом доме во всех договорных отношениях.
Ряд предложений, которые мы внесли на заседании, проведенном в рамках ЕНЕС на тематических заседаниях, которые проводились в Совете Федерации, касались сроков ограничения использования приборов. Мы считаем, что надо ограничить сроки 10 годами, либо их надо определить. Потому что даже если прибор по своему состоянию еще не вышел из эксплуатации, на сегодняшний момент промышленность может не выпускать его комплектующих. Дальше наступает самое страшное: когда нет комплектующих, квалифицированная услуга не может быть оказана. Тогда жители обращаются к непрофессиональным мастерам. Такие мастера не отвечают за утечки и за качество работ. Они не могут проверить утечку. Для того, чтобы таких ситуаций не было, мы говорим о том, что приборы достаточно доступен, с точки зрения потребителя услуг для среднего москвича. Надо ограничить сроки службы до 10 лет и в течение этих 10 лет завод будет поставлять запчасти. Дальше происходит замена ввиду того, что его дальше нельзя эксплуатировать.
Что еще нас беспокоит с точки зрения обеспечения безопасности? Мы проводим достаточно большую работу с москвичами по части бдительности с точки зрения предоставления этих услуг. Часто поднимается вопрос различных сигнализаторов загазованности. При том, что для некоторых систем – котельных и так далее, это очень востребованный прибор. В случае, если мы его будем ставить в жилых помещениях, возникнет целая цепочка действий, которые уже не ложатся на газоснабжающую организацию, а ложатся на кого-то, кого мы не знаем. Кто за это будет отвечать тоже не знаем. Какая у него ответственность перед нами и перед жильцами тоже не понимаем. Поэтому этот вопрос остается нерешенной проблемой, которая финансово ложится на москвича. Он должен платить за эту услугу.
Подводя промежуточный итог, хочу сказать, что за эти годы построена такая система, которая позволяет обеспечивать уровень безопасности и работать на определенное опережение. Мы очень жестко следим за своим персоналом в части качества выполнения этой работы. В той базе данных, которую мы сопровождаем, есть целая система отчетных актов, которые рождаются по факту выполнения работы. Они, соответственно, анализируются сторонами этого процесса. Их подписывает управляющая компания. Если мы находим какие-то ошибки, то они заносятся в акт. Этот акт выставляется управляющей компании с конкретным сроком реализации. Если в этот срок проблема не решена, мы отсекаем прибор от использования. 

ВЕДУЩИЙ

Коллеги, я попрошу вас задать вопрос Павлу Анатольевичу, потому что он уезжает на совещание. 

С. ИШКОВ – «Московская правда»

Вы сказали, что ряд направлений работают с асоциальными элементами. Что конкретно вы планируете делать?

П.А. ЛИВИНСКИЙ

Одно из предложений – перевод квартир, где проживают асоциальные элементы, на электроплиты и электрооборудование для того чтобы не было возможности нанести ущерб соответствующему оборудованию с плохими последствиями. Четкие критерии асоциальности можно определить и сделать эту норму обязательной. Это предложение сформулировано для внесения в законодательство. 

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

Меня интересует такой вопрос: будет ли каким-то образом полностью финансироваться замена плит в домах социально незащищенных людей, пенсионеров в частности? Всё-таки не каждый пенсионер может себе это позволить, хотя многие хотели бы поменять плиту. Вернется ли прежняя программа, которая была в далекие времена, чтобы людям такого уровня доходов не пришлось тратиться на замену плиты? 

П.А. ЛИВИНСКИЙ

Действительно, несколько лет назад такая программа была. Составлялись соответствующие перечни, где требуется замена газовых плит со сверхнормативным сроком использования. Данная работа проводилась за счет бюджета. Исполнителем данной работы был как раз «МОСГАЗ». В настоящее время этот вопрос находится в разработке положения закона, которое ответит на вопрос: проводить за счет бюджета замену плит? Тем не менее, учитывая то, что такая проблематика остается, вопрос прорабатывается. 

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

Павел Анатольевич, Вы сказали, что на 96-98 % газовое хозяйство контролирует АО «МОСГАЗ». А остальные 2-4 % кто-то контролирует? Кто за это отвечает?

П.А. ЛИВИНСКИЙ

Сегодня управляющим организациям разрешается выбирать ту организацию, которая формально соответствует требованиям для эксплуатации газового оборудования. Мы сформулировали предложение, что этим должны заниматься уполномоченные организации. Они и только они могут привлекаться к работам с газовым оборудованием. Это позволит выбирать квалифицированные организации не только по Москве, а в целом по России, такие, как в Москве «МОСГАЗ». В целом, законодательство это позволяет сделать. Те 2-4 % и есть другие организации, которых выбрали управляющие организации, отказавшиеся от услуг «МОСГАЗа». По внешним критериям такая организация может соответствовать всем требованиям, но в случае, если произойдет какое-то нарушение или инцидент в газовых сетях, мы понимаем, что они не смогут обеспечить должный уровень ликвидации и контроля. У них просто нет соответствующего персонала. Как может заниматься данной работой специалист, у которого нет аварийно-спасательного образования? В нашем понимании – никак. Компетентная организация только одна – «МОСГАЗ». Специалисты должны не только прийти и починить, но и оказать квалифицированную помощь. Это и есть безопасность. Есть своя специфика и квалифицированный персонал знает, как вести себя при данных инцидентах. Какой характер повреждений может быть нанесен людям. Специалисты этому учатся. Поэтому только уполномоченные сетевые организации могут качественно оказывать эту услугу. Это предложение, которое было сформулировано. Мы проводим политику, направленную на то, чтобы повсеместно оказывались квалифицированные услуги. У нас более 24000 строений в городе имеют, как раз, газовое оборудование. Это не только жилые дома, но в основном, мы говорим именно о них.

А. СЕМЕНЕЦ – «Росбалт»

Я хотела уточнить про неблагонадежных товарищей. Замена газовых на электрические плиты за чей счет планируется? И, если газовые плиты так опасны, не планируется ли вообще весь город перевести на электрические плиты?

П.А. ЛИВИНСКИЙ

Это предложение было выдвинуто на тему того, как усилить газовую безопасность в жилом фонде. Будет ли принято это предложение, зависит не от нас, а от законодателя. Также мы не можем сказать, за счет какого источника это будет реализовываться. Это предложение и мы понимаем, что оно будет действовать. Понимаем причины возникновения данных инцидентов и чем они обусловлены. Спасибо большое. 

ВЕДУЩИЙ

Пожалуйста, ваши вопросы, уточнения.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

Гасан Гизбуллагович, Вы не могли бы прокомментировать вчерашний инцидент на улице Изумрудной? Сообщалось ли Вам что-нибудь об этом пожаре? 

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Спасибо за вопрос. Я вам сообщу следующее: мы во всех этих процессах принимаем самое активное участие. Сегодня наше оснащение позволяет нисколько не отставать от всех экстренных служб для того, чтобы оперативно реагировать. Мы обследовали все помещения, которые попали в зону пожара. Вся внутренняя система газоснабжения дома целостна. Видимых повреждений нет. Говорить, что причиной развития этой ситуации стал газ, на сегодняшний момент нет оснований. Я объясню, почему. Техническое обслуживание этого дома проводилось в октябре прошлого года. Состояние этого дома работоспособное, на хорошем уровне. Дом проходил капитальный ремонт тоже совсем недавно, система газоснабжения работоспособна и нет оснований полагать, что газ вызвал ту ситуацию, которую мы наблюдали вчера. Сейчас идет разбирательство этого вопроса различными службами. Мы в этом тоже кое-что понимаем. 

ВЕДУЩИЙ

Коллеги, эта тема была очень широко объявлена, она часто всплывает. Сейчас идут следственные действия. Мы не можем, ни «МОСГАЗ», ни префект, ни зампрефекта пока ответить на этот вопрос. Мне бы не хотелось, чтобы моя площадка сейчас явилась местом, где мы бы разобрали эту ситуацию. Вы прекрасно понимаете и знаете, кого сейчас надо спрашивать. Все ваши вопросы по данной тематике могут быть адресованы только Следственному комитету. 

Г. САРКИСОВ – «Гражданские силы»

У меня такой вопрос к Гасану Гизбуллаговичу: в Москве, наверное, один из самых высоких уровней безопасности эксплуатации газового оборудования. Я знаю, что Минфин взял за основу Вашу программу для распространения её в регионах. Что самое главное? На каких ключевых точках держится программа, которая будет предложена в регионах?
Еще я хотел бы Вас поздравить с тем, что Ваши сварщики заняли первое место на Всероссийском чемпионате. А в июне, насколько я знаю, поедут в Шанхай на Чемпионат мира. Как идет подготовка, какой настрой и на что вы рассчитываете в Шанхае? 

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Что касается первого вопроса, я хочу, чтобы вы понимали следующее: понятно, что на этих территориях России существует несколько видов подходов к этой теме. Один подход реализовывается в рамках корпоративных процедур «Газпрома», другой – тот, что мы у себя сформировали. Есть еще независимые общества. В последнее время мы, анализируя опыт наших коллег, в том числе и международный, пришли к выводу, что надо реализовывать круг процедур, который поставит этот вопрос в какую-то систему. Когда мы стали свидетелями событий в Гурьяновске, Иваново, Рязани и так далее, к нам стали очень активно обращаться наши коллеги из других регионов и из других обществ. Мы с ними вошли в определенный диалог, понимая, что для того, чтобы говорить власти о том, как бы хотелось видеть эту тему сегодня в разрезе страны, надо понимать, на какой платформе ее строить. Подход следующий: кто-то, в силу своей территориальной специфики, не лезет в систему ВДГО, потому что у них есть определенная протяженность на просторах нашей родины и, соответственно, им принципиально удобнее было бы, если бы этим занимались управляющие компании. Сегодня вы должны понимать, что вся деятельность управляющих компании укладывается в одну цифру, которая указывается в Едином платежном документе. К сожалению, не все сегодня могут себе позволить увеличить эту цифру. Свой подход мы, действительно, систематизировали для себя и поняли, что на просторах Москвы он успешно реализуется. Власти надо рассматривать отдельные подходы для мегаполисов и для других территорий. На территории Новой Москвы тоже будет какой-то подход. У нас, на территории Москвы, принципиально важно, чтобы газоснабжением занималась действительно уполномоченная сетевая организация. Это способствует пониманию москвичей, что к ним приедет специалист, от которого они всегда могут получить качественную услугу, консультацию или помощь.
Второй аспект, о котором мы говорили, был о том, что надо ввести в систему госрегулирование этого процесса. Чтобы не мы устанавливали границы и рамки. Почему мы остались в ценовой политике 2012 года? Мы не хотим создавать прецедент, когда мы сами, как общество, устанавливаем ценовую политику для москвича. Мы не будем принципиально ее устанавливать. Как-нибудь будем решать проблемы, пока не введется госрегулирование. Когда вводится госрегулирование, любой житель сразу понимает, что с него эти деньги берут законно. Он не будет полемизировать в этой ситуации.
Не надо эти системы усложнять. Наши правила все написаны кровью. Они все написаны опытом достаточно умных людей нашей специальности. Самое главное, чтобы не нарушались правила использования газового оборудования. Мы же стараемся не нарушать правила, когда ездим за рулем? То же самое и здесь: надо правильно использовать прибор и следить за всеми системами вентиляции, которые есть в жилом помещении. Также, следует соблюдать правила при пользовании этим прибором при приготовлении пищи. В совокупности они дают абсолютно безопасное использование. Если говорить откровенно, от природного газа никто не умер еще. Голова может заболеть, но умирают от продуктов горения, если что-то происходит. Это вещи, которые связаны с работоспособностью системы вентиляции, с воздухообменом в жилых помещениях. Производительность газового прибора, если говорить об истекании газа из всех четырех конфорок и духовки, никогда не перекроет производительность вентиляции, если она работает правильно. Человек в этом случае никак не пострадает, и в помещении не произойдет технологический инцидент. Правильный подход к эксплуатации жилого фонда позволяет избежать этих событий. Организации, которые этим занимаются, должны четко соблюдать все правила и своевременно их выполнять. Это то, к чему мы призываем. Мы говорим о том, что газовые приборы нужно обслуживать один раз в год, а не так, как сегодня предписывают – один раз в три года. За три года может все что угодно произойти.
Ну и второй вопрос – сварщики. Сварка для нас – основной процесс, потому что это элемент соединения трубопроводов. Насколько качественно мы выполняем данную работу, настолько мы обеспечиваем спокойствие этого города, его безаварийную жизнедеятельность. Изначально мы строили эту систему очень серьезно. По этому виду деятельности мы всегда в призерах. По городу всегда в отличниках, а тут стали выходить на общероссийский уровень. В прошлом году мы в первый раз участвовали в личном первенстве в Китае. Наш сварщик занял пятое место. В этом году мы тоже планируем участвовать и готовимся очень серьезно.
Сегодня в сварке мы реализуем такие методы, как использование роботов не на стендах, не на бровке, а непосредственно в котловане. Это нам позволило осуществить проект 2015 года. Мы построили методом микротоннелирования почти семь километров газопровода высокого давления диаметром 1200мм. Таких газопроводов нет в принципе. Мы его построили чуть больше, чем за год. В процессе строительства мы не перекрывали движение города, никак не блокировали его. Это стало возможно только благодаря тому, что процесс сварки достаточно продвинут. Значительную часть этого газопровода мы сварили именно при помощи роботов. Для того, чтобы сварить один шов на трубе 1200мм., сварщик должен непрерывно работать 8 часов, как минимум. Это практически невозможно, а любое отклонение создает проблему в соединении, что вызывает брак. Робот варит этот шов за 4 часа. Умелое владение такими приборами позволяет в короткие сроки реализовывать такие задачи. Благодаря этому не сорван международный контракт у наших энергетиков, мы своевременно построили эту трубу. Думаю, этот проект достаточно долго будет звенеть и будет на слуху у всех. 

Н. ЧЕРНЕНКО – «Московская перспектива»

Гасан Гизбуллагович, каковы планы города по реконструкции действующих сетей газоснабжения, строительству новых и модернизации газорегуляторных станций? Какие современные технологии при этом используются? 

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Вопрос по сетям можно отразить количественным образом – 7,5000 км. Не самая большая протяженность для ГРО, при этом, если кто-то и предоставляет эту цифру, то она вся в полудюймовых диаметрах, а у нас средний диаметр – 600мм. Мы больше похожи на магистральную компанию, чем на простое ГРО. Если говорить об объемах реконструкции, которую «МОСГАЗ» реализует, то в среднем это от 85 до 100 километров в год в зависимости от объема станций, которые мы себе ставим в план. Есть три метода, которыми мы выполняем эту работу: прямая перекладка – мы убираем старую трубу либо переносим по другой трассе (это, в основном то, что связано с развитием таких программ, как строительство улично-дорожных сетей города, строительство метрополитена), это порядка 30-35 км. в год. Вторая существенная очень программа – программа санации газопроводов. Я не скажу, что в ней новые методы или технологии. Она применяется достаточно давно. Специфика Москвы состоит в том, что мы в больших диаметрах никогда санацию не применяли. Родилась эта программа в Японии, на сейсмоопасных территориях. Она заключается в том, что в трубопровод вносится композитный чулок специального переплетения с полиэтиленовым покрытием и под давлением приклеивается к внутренней поверхности трубы после определенной обработки. Таким образом, труба становится лишь футляром, а несущей поверхностью становится этот затвердевший чулок. Что это дает? Самое главное – локальность производства работ. Средний участок – 200-250 метров. Существенно минимизируются все разрытия на территории города. Большая скорость выполнения работ. Километр можно реконструировать в течение трех недель. Третий основной метод – это перевод магистралей в полиэтилен. Это то что, в основном, выполняется в рамках проекта «Моя улица», для того, чтобы навсегда забыть об этой трубе и никогда больше к ней не возвращаться. Вот эти три направления мы используем в сетевом хозяйстве.
Станции – более интересная тема, потому что мы непрерывно совершенствуемся в технологиях реконструкции станций. Заключается она в том, что, если на нашей станции лет 6-8 назад бродили замасленные слесари с гаечными ключами и из-под любого кустика могли выскочить и напугать любого гостя, сегодня на станциях никого нет. Слесари раньше были круглосуточно. Сейчас персонал приходит на станцию в режиме дневного посещения один раз в неделю, а если все благополучно – один раз в месяц. Станции полностью автоматизированы и управляются диспетчером из нашего центрального офиса. Степень автоматизации сегодня позволяет регулировать любые режимные процессы: отключать пониточно, отключать позально. Обеспечиваются все необходимые режимы. Благодаря тому, что мы защитили эти системы специальным образом от всевозможных вмешательств, станции сегодня вообще не требуют присутствия персонала. Они больше похожи на какие-то санаторные объекты, которые очень удачно сегодня вписываются в ту красоту, которая сегодня создается в городе в рамках застроек, в рамках «Моей улицы». У нас есть станции, которые прямо в дворовой территории расположены, есть станции в природоохранных зонах: в Серебряном бору и в Лосином острове. Они представляют собой высокий уровень развития газостроительной системы. В Лосином острове к нашим охранникам приходят лоси, чтобы чем-нибудь покормиться. В ближайшее время, в течение мая мы снесем старую станцию, а к середине октября построим новую и включим. Методы реконструкции станций очень серьезно прогрессируют, и коллеги из других компаний и других стран приезжают к нам, чтобы посмотреть и поделиться опытом. Вот такие планы.

Е. ВОРОНОВА – «Аргументы и факты»

«Вечный огонь» на Красной площади, который непрерывно функционирует – один из ваших главных объектов. В этом году исполняется 50 лет огню. Не планирует ли каких-нибудь торжественных мероприятий «МОСГАЗ» в связи с этим событием?

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Для нас это действительно очень важная дата и мы очень трепетно относимся к этому объекту. У нас не только Александровский сад, у нас, после 2010 года и Поклонная гора. Это объекты постоянного внимания, а что касается празднования, безусловно, внесен ряд определенных предложений и в Правительство Москвы, и в Правительство Российской Федерации. Надо обязательно отметить эту дату. Она заслуживает пристального внимания, и думаю, что все необходимые решения будут приняты. Я не могу пока их озвучивать, потому что это решают другие структуры. Что касается нас, то к праздникам подобного рода мы проводим своё праздничное техническое обслуживание горелок Вечного огня, и мы очень внимательно приглядываем за нашими ветеранами. У нас есть ветераны газовой промышленности, есть ветераны Великой отечественной войны, которых мы привлекаем к этим работам. Я думаю, что в этом году это будет именно в таком разрезе. Есть ветераны, для которых «МОСГАЗ» был единственным местом работы, и они просто ждут этого. В таком разрезе мы будем отмечать. Если нас привлекут к другим мероприятиям, безусловно, мы будем их обеспечивать. Я хочу сказать, что в свое время, мы выполнили перенос с Александровского сада на Поклонную гору. Это было для нас сложной задачей. Мы думали, что мы все можем, но она оказалась очень серьезной. Мы посчитали все ветровые коридоры, которые у нас были по трассе маршрута, - 27 было, декабрь. И при первой тренировке, мы потеряли огонь. Никакие научные институты не помогли бы, они бессильны в этом деле. Спасли нас вот эти самые ветераны газового хозяйства, которые всю жизнь занимаются газом и огнем. Только это нас спасло. Были созданы простые, элементарные устройства, буквально за считанные дни. Они позволили просто говорить, что мы довезем этот огонь несмотря на погоду и на ветер. Ну и вторая акция, в которой мы принимали активное участие – это была эстафета вечного огня на семидесятилетие победы. Она тоже получилась очень масштабной, и она очень положительно легла на сердца ветеранов. Частицы вечного огня были перевезены во множество регионов и там установили мемориалы и зажгли огонь, который привезен из Александровского сада. Поэтому, я думаю, что здесь спланированы мероприятия, которые будут не менее значимы. 

М. АБРАМЫЧЕВ – «Вечерняя Москва»

У меня вопрос по скорости реагирования и нормативам. Сколько по нормативам проходит времени с поступления звонка до прибытия бригады на место?

Г.Г. ГАСАНГАДЖИЕВ

Мы вообще переделали систему оперативного реагирования. Я объясню, почему. Мы очень требовательно подошли к человеческому фактору. Я считаю, что в нашей работе мы не имеем права учитывать этот человеческий фактор и делать какие-то поправки на ветер тоже в нашей работе неправильно. Поэтому систему оперативного реагирования мы построили на абсолютном автоматизме. Когда меня назначили на эту должность, я вышел за территорию «МОСГАЗа», сам позвонил «04» и долго ждал, когда выедет машина по моей заявке. Не буду говорить, сколько времени мне пришлось ждать, но это было одно сплошное расстройство. Стало понятно, что этому надо уделять очень серьезное внимание. Как только пришел звонок на «04», у оператора, принявшего звонок, есть только 30 секунд, чтобы поговорить с нами. У нее есть определенный опросник - некий подсказочный лист, который позволяет вас вывести на чистую воду и точно докопаться до технологических причин того или иного инцидента, о котором вы сообщаете. Через 20 секунд эта заявка попадает на экран начальника смены диспетчерской службы Центрального диспетчерского управления «МОСГАЗа», и дальше он уже принимает по ней меры. Отсюда начинается веерная рассылка во все структуры. В течение 5 минут оперативная машина с бригадой, полным оснащением, необходимым оборудованием и исходными данными убывает с территории общества. Это то самое формирование, которое мы создали в пику всем, вернули себе световую сигнализацию. Сегодня наша практика очень серьезно распространилась в других инженерных компаниях. Мы у себя создали специальную службу, обучили людей на спасателей в центрах МЧС и получили официальный статус спасателей. Эта тема появилась и в других компаниях: в водоканале и у теплосетевиков и у электриков. Опыт очень серьезно прижился. На одну заявку не выезжает 20 автомобилей. Выезжает одна бригада из четырех человек, у нее в машине есть все необходимое оснащение, чтобы локализовать утечку газа в доме или на улице. В течение 40 минут она должна прибыть. По своей практике скажу, я за такой машиной пытался угнаться и на Кутузовском остановился на 140 и не стал дальше гнать. На вчерашнюю ситуацию мы приехали за 18 минут. Вы знаете, где находится Изумрудная улица, мы ехали из центрального офиса и ровно через 18 минут мы были на месте. С точки зрения иных методов оперативного реагирования, мы перевели систему управления газом Москвы на дистанционно-управляемые запорные устройства. Что такое у нас «запорное устройство»? Это тонн 10 металла диаметром 1000мм. Можно спокойно там пролезать. Чтобы закрыть это запорное устройство в ручном режиме понадобится, как минимум, час двадцать. Это совершенно не значит, что вы его закроете, потому что через час двадцать у вас уже сил не хватит, чтобы закрыть его плотно. Переоснастив эти устройства на приводные, мы сделали схему, когда подобный краник закрывается за минуту и двадцать секунд. Причем, для этого не надо выезжать ни машине, ни персоналу. Диспетчер видит место повреждения, видит утечку газа в атмосферу. Он нажатием одной кнопки активизирует систему, в которой он авторизуется, как человек, который вмешивается. То есть, мы понимаем, кто отдает команду, ее нельзя отдать случайно. И он, соответственно, дает команду на закрытие. Максимум через две минуты происходит закрытие устройства и в месте повреждения происходит лишь остаточное истекание газа. Сегодня сеть вот таких управляемых запорных устройств достаточно плотная. Участки, которые они в среднем ограничивают, от полутора до трех километров между собой. Количество их сегодня – 420 штук. Мы поделили город на сектора, и фактически, когда моделируется какая-то ситуация, экстренно развивающаяся, или которая может непосредственно создавать угрозу жизни, то мы, не задумываясь о потребителях газопровода, просто отключаем систему, блокируя, таким образом, утечку газа в атмосферу. Все дальнейшие действия происходят просто по восстановительной схеме и отличаются только длительностью процессов сварки, раскопки и так далее.
Численность неквалифицированного персонала сильно сократилась. Это двойное преимущество, потому что мы повышаем квалификацию людей, мы работаем с автоматизированными устройствами, мы не несем лишних организационных затрат и это создает определенную экономию – не создает условий для повышения тарифа на транспортировку газа. Раньше у нас было 400 автомобилей, а сейчас 150. Это не создает дополнительной нагрузки на уличную дорожную сеть, не создает негативную ситуацию с точки зрения восприятия москвича, кроме того, способствует очень быстрому и качественному исполнению. То самое пресловутое влияние человеческого фактора максимально снижено.

ВЕДУЩИЙ

Коллеги, мне кажется, мы достаточно хорошо и подробно поговорили. Спасибо вам, пресс-конференция окончена.