Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-конференция «ВИЧ-инфекция и COVID-19: отвечая вызовам времени. Опыт взаимодействия московского здравоохранения с социально-ориентированными некоммерческими организациями»
25 января 2021, понедельник, 10:54

Пресс-конференции

30 ноября 2020 Пресс-конференция «ВИЧ-инфекция и COVID-19: отвечая вызовам времени. Опыт взаимодействия московского здравоохранения с социально-ориентированными некоммерческими организациями»

Пресс-конференция «ВИЧ-инфекция и COVID-19: отвечая вызовам времени. Опыт взаимодействия московского здравоохранения с социально-ориентированными некоммерческими организациями»


ВЕДУЩАЯ

Сегодня Информационный центр Правительства Москвы проводит онлайн-конференцию по теме: «ВИЧ-инфекция и covid-19: отвечая вызовам времени. Опыт взаимодействия московского здравоохранения с социально-ориентированными некоммерческими организациями».

В пресс-конференции принимают участие Алексей Мазус, главный внештатный специалист по ВИЧ-инфекции Министерства здравоохранения РФ и Департамента здравоохранения города Москвы, руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Департамента здравоохранения города Москвы д.м.н., Игорь Пчелин, председатель благотворительного общественного фонда борьбы со СПИДом «Шаги», Владимир Маяновский, президент региональной общественной организации содействия гражданам, живущим с ВИЧ/СПИДом «Центр плюс» и Алина Максимовская, специалист Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения города Москвы, руководитель программ профилактики Общероссийской общественной организации по содействию в профилактике и лечении наркологических заболеваний «Российская наркологическая лига».

Алексей Израилевич, я передаю Вам слово.

А.МАЗУС

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги. Мы традиционно собираемся перед 1 декабря – Международным днем борьбы с ВИЧ-инфекцией, подводим некоторые итоги. Мы вам рассказываем о том, что происходит в городе с ВИЧ-инфекцией. Некоторые слайды вы уже видели – многое не меняется в последние 5 лет.

Перед вами карта России с федеральными округами и вы видите очень разную пораженность ВИЧ-инфекцией. В Сибири, на Урале, Поволжье, Дальнем Востоке и распространенность ВИЧ-инфекции в Москве – здесь в 1,5 раза ниже, чем в среднем по России.

В городе выявляются не только жителей Москвы. Более половины новых случаев ВИЧ-инфекции приходится на тех, кто приезжает в Москву. Получает медпомощь.

Что касается жителей Москвы, мы видим в последние годы абсолютно стабильное число новых случаев ВИЧ-инфекции в Москве. Если по России только последние 2-3 года мы видим стабилизацию числа новых случаев ВИЧ-инфекции, то для Москвы это уже достаточно давний тренд.

В городе издан закон о борьбе с ВИЧ-инфекцией. У нас уникальное положение и в целом комплекс работает достаточно эффективно по всем мероприятиям, которые необходимы для решения вопросов борьбы с ВИЧ-инфекции в рамках межведомственного взаимодействия. Важнейший результат перед вами – практически прекращен путь передачи или заражения среди молодежи Москвы. Молодежь Москвы не заражается ВИЧ-инфекцией. Такие серьезные изменения – заслуга комплексной работы, которая системно велась в городе многие годы. Это работа в школах, занятость молодежи, занятия спортом, нацеленность на

ЗОЖ дает вот эти цифры.

Важнейшая часть нашей работы – ранее выявление ВИЧ-инфекции. Стратегия, которая была принята в нашей стране, она в полном объеме реализуется в Москве. Мы видим чрезвычайно высокий охват тестами на ВИЧ и жителей Москвы, и тех, кто находится в Москве. Тест на ВИЧ в Москве стал доступным, по сути, рутинным тестом, что было очень важно для выявления ВИЧ-инфекции у больных в первые годы после заражения и, по сути, прекращение дальнейшей передачи ВИЧ-инфекции от инфицированных людей.

Важнейшим фактором является то, что мы достигли цели, когда 90% жителей нашей страны, - для Москвы даже чуть больше. -  ВИЧ-положительные люди знаю о своем диагнозе. На фоне массовой ранней диагностики ВИЧ-инфекции это является важнейшим фактором. Мы здесь лидеры в Европе по выявлению ВИЧ-инфекции и достижению этой цели.

Понятно, что помощь оказывается не только в центре ВИЧ-инфекции. Помощь больным ВИЧ-инфекцией оказывается во всем городе. Важнейшую помощь оказывают в этой работе неправительственные структуры. Их представители находятся сейчас с нами и расскажут о своей работе, которая особенно ярко и важно проявилась в последние полгода.

Важнейшая часть нашей работы – это открытое  информационное пространство между нашими учеными, зарубежными учеными. Мы помним, я январе прошлого года был форум «Здоровая Москва», который стал очень серьезной площадкой для работы, которую мы делаем сейчас. Мощнейшие научные связи между нашими странами, между разными странами, дает возможность быстрого реагирования на вызовы и тот вызов, который сейчас есть – новой коронавирусной инфекции.

Важнейшая работа, которую делает город, традиционно является одним из самых важных моментов мирового здравоохранения, московского здравоохранения – это возможность женщине, которая имеет ВИЧ-инфекцию, родить здорового ребенка. Москва здесь является лидером. Фактически у нас есть родильный дом. Недавно был телемост «Москва-Китай», и мы показывали эти данные. Был доклад заведующей роддома с чрезвычайно интересной работой, которая была сделана по предупреждению передачи ВИЧ от матери к ребенку даже в условиях, которые есть сейчас.

Перед вами данные тестов на ВИЧ. Коронавирусная инфекция дала определенные изменения в тестировании на ВИЧ-инфекцию. Тем не менее, в последние месяцы мы наращиваем объем тестов на ВИЧ. Конечно, в общем объеме будет сделано меньше тестов, чем в прошлом году, но эти данные показывают, что, в целом, работа ведется в полном объеме.

Если вы помните, первые месяцы пандемии шла речь о том, что больные ВИЧ-инфекцией вообще не могут болеть ковид-19, либо возникла идея, что они могут болеть более серьезно. Все данные, которые есть сейчас в нашем здравоохранении и у наших коллег за рубежом показывают, что больные ВИЧ-инфекцией мало чем отличаются  по течению ковид-19, в лечении, по тяжести и ведению этой инфекции. Достаточно много данный. Даже данные по нашему роддому показывают, что женщины, которые имели  и ВИЧ-инфекцию и ковид-19 показывают одинаковое течение родов, исход и послеродовой период.

Объем диспансерного наблюдения в этом году в Москве, по сути, остался тот же, что и в прошлом. Вы видите определенное снижение сделанных тестов на иммунный статус и вирусную нагрузку летом, но сейчас мы четко видим уже рост таких исследований, превышающих данные прошлого года. Это четкий индикатор, что объем оказания помощи больным ВИЧ-инфекцией в Москве остался на прежнем уровне.

По-новому работаем с коллегами, но работа продолжается в таком режиме – стало больше мероприятий проводиться в онлайн-режиме. Очень интересная научная работа ведется в рамках клинического московского центра ВИЧ-инфекции и большую роль играют такие международные контакты, которые были, в т.ч., выстроены на этой ассамблее «За здоровье Москвы».

Я показываю этот слайд, статус Москвы среди мировых мегаполисов достаточно давно. Картина принципиально не меняется. Москва является одним из наиболее благополучных мегаполисов мира в плане пораженности ВИЧ-инфекцией.

Что делать дальше? Я показывал этот слайд лет 8 назад студентам, рассказывая об эффективности программ по информированию населения, что, конечно, они работают. Тем не менее, есть факторы, где надо заморозить. Для такой инфекции как ВИЧ-инфекция, ковид-19, конечно же, важнейшим фактором является создание вакцины. Только вакцина, эффективные меры позволят полностью прекратить данные инфекции, пандемии.

Спасибо. Я жду ваших вопросов.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое.  Я бы хотела передать слово Игорю Владимировичу.

И. ПЧЕЛИН

Добрый день, коллеги, уважаемые журналисты. Хотелось бы отметить, в первую очередь, что эпидемия ковид-19 стала полной неожиданностью. Мы как  общественная организация, пациентское сообщество, не были готовы изначально, но благодаря сотрудничеству, которое было налажено заблаговременно за долгие годы с государственными медицинскими учреждениями, с Департаментом здравоохранения г. Москвы, с профильными медицинскими диспансерными учреждениями, удалось быстро, гибко настроить свою работу, чтобы пациенты с ВИЧ-инфекцией не страдали от самоизоляции, неудобств, которые возникли в связи с ковид-19. Была организована служба по доставке с привлечением не только сотрудников, но и волонтеров, - за что им огромнейшее спасибо. В ближайший год мы планируем работать в этом формате. Думаю, что Владимир Маяновский более подробно расскажет о самой службе помощи.

В Москве не прекращали работать социальные службы, службы для пациентов, в т.ч., социальный центр. В следующем году, в начале года, открывается новый социальные центр. Благодаря Департаменту труда и социальной защиты населения г. Москвы, Департаменту здравоохранения Москвы этот центр будет крупнейшим в России и по объему, и по площади, и по количеству услуг, которые будут предлагаться для ВИЧ-положительных людей и их близкого окружения.

Кроме оказания непосредственной помощи, социальной помощи ВИЧ-положительным людям и их близкому окружению это будет площадка для стажировки специалистов из России, которые захотят перенимать московский опыт работы с ВИЧ-положительными людьми в контексте сопровождения людей, тех, кто недавно получил заболевание. Это очень важно, т.к. человек с ВИЧ-инфекцией испытывает ряд кризисных, стрессовых ситуаций на протяжение своей жизни с ВИЧ-инфекцией, начиная с постановки диагноза, когда это удар, когда медицинский специалист оказывает необходимую помощь, но человек уходит в жизнь, в семью, возникает ряд вопросов, на которые нет ответов. Как раз эти социальные службы призваны помочь ВИЧ-положительным людям справиться с первой трудной жизненной ситуацией, начать принимать терапию. Следующая ситуация, наступает кризис, когда человек принял диагноз, но ему нужно как-то открыть свой статус близкому окружению, потому что помощь близкого окружения незаменима. Начинается очередной кризис. Если у человека что-то болит, его тревожит, он влюбляется и начинается планирование семьи, ребенка – это тоже очередной кризис, который необходимо решать. Как раз эти все вопросы в тесном сотрудничестве с государственными медицинскими учреждениями, с профильными и непрофильными, вспомогательными мы и будет решать в этом крупнейшем социальном центре Москвы.

Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы. Мне есть очень много чего сказать, но время у нас ограничено. Давайте отвечать на то, что вас интересует.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо, Игорь Владимирович. На вопросы мы ответим во второй части пресс-конференции. Я бы передала слово Владимиру Алексеевичу.

В. МАЯНОВСКИЙ

Добрый день, коллеги, участники пресс-конференции. Игорь Владимирович достаточно много уже сказал. Я остановлюсь на одном из компонентов, которые были перечислены. У нас, на самом деле, работает центр «»Мост, кабинет «Мост». Здесь хочется отметить, что это низкопороговый кабинет, который работает благодаря и при поддержке Московского городского центра «СПИД» и Второй инфекционной больницы. У нас прямо на территории больницы  с 2009 года существует кабинет, где мы оказываем любую профильную помощь любому человеку, который получи ВИЧ-инфекцию или который затронут эпидемией – это его близкое окружение. И этот «Мост» на нас работает в формате партнерской сети московской, куда входит фонд «Шаги», МНПЦ наркологии, Свято-Димитриевское сестричество, фонд «Дети +». Мы оказываем помощь по всем абсолютно направлениям. Хочется заметить, что кабинет у нас низкопороговый, благодаря чему мы можем оказывать услуги всем группам населения, которые у нас в Москве существуют.

Скажу, что за этот год сделано непосредственно только одним этим центром, не считая того, что у нас еще огромный пласт другой работы, которую мы делаем и в профилактике, и с учебными заведениями. Количество клиентов центра на этот год, на 1 октября этого года было 1383 человека, из них консультаций 931 человек, сопровождение на тестирование – 361. Мы можем подумать, что 361 человек, которые были отправлены на тестирование – вроде бы цифра небольшая в том колоссальном объеме, который делает Москва. Но это в основном представители ключевых групп населения, которые уязвимы к ВИЧ-инфекции и каждый такой довод достаточно энергозатратный, т.е. надо человека замотивировать, законсультировать, привести его, потом за ним посмотреть. У нас в течение года уже на протяжении с 2009 50 человек всегда находятся на доставке препаратов. В основном, конечно, это люди, у которых ограничено передвижение – инвалиды 1 и 2 группы, у которых нет практически родственников или они не могут доставкой заниматься препаратов. Эти люди у нас находятся на постоянном сопровождении, т.е. мы осуществляем их доставку как в СПИД-центр, так и на место лечения и осуществляем им доставку препаратов.

Следующий индикатор тоже вроде бы не большой – это 351 человек. Это как раз связано непосредственно с ковидом, с которым мы сейчас вынуждены жить в новых реалиях. Это как раз люди, которые попали на самоизоляцию, которые 65+, у которых нет возможности приехать получить терапию. Они находятся или  в карантине, или на самоизоляции, еще где-то. вот эти 351 человек, которым мы препараты возим на дом, чтобы они могли беспрерывно получать терапию, потому что это один из самых важных аспектов в вопросах приверженности, чтобы всегда была устойчивая вирусная супрессия. Помимо этого у нас существует, благодаря Второй инфекционной больнице, и Центр СПИДа. У нас есть возможность пациента, который не совсем заботиться о своем здоровье и попадает в поле нашего видения – мы их сами довозим в СПИД-центр и помогаем их госпитализации. Таких госпитализаций  у нас тоже в год достаточно много бывает.

Я в двух словах рассказал только о той работе, которая проходит у нас непосредственно только в одном центре. С другой стороны, мы активно работаем со всеми группами населения, в т.ч. и в стационаре, и на улице, и там цифры совершенно другие. Опять же, как сказал Игорь, на самом деле, чтобы все это было эффективным, у нас существует партнерская сеть, где существуют все возможности переадресации, начиная от кожно-венерологии и до туберкулеза – безусловно, это тоже очень такая серьезная вещь, которой мы занимаемся. Тут Алина, которая нам помогает в вопросах употребления инъекционных наркотиков и вообще всех психоактивных веществ. И вот, благодаря этой партнерской сети, у которой уже огромный опыт, длительность огромная, мы накопили действительно большой опыт, который помогает, в т.ч., бороться и с эпидемиями – даже в рамках ковида мы были готовы к тому, что произошло, благодаря налаженной сети все наши клиенты не остались без помощи и все получают, в полном объеме.

Не буду отнимать время. Если будут вопросы, будет легче на них ответить, если будут конкретные вопросы. Спасибо.

ВЕДУЩАЯ

 Спасибо большое. Я передаю слово Алине Александровне.

А. МАКСИМОВСКАЯ

Доброе утро, уважаемые коллеги. Доброе утро, уважаемые журналисты. Я хотела бы сказать от лица службы, которая занимается оказанием наркологической помощи. У нас в Москве создан совершенно уникальный -  он такой один в мире, - Научно-практический центр наркологии. На базе этого центра есть абсолютно все условия для получения и оказания помощи, начиная от первичной профилактики, когда, - вот Алексей Израилевич рассказывал про программы, насколько они эффективны оказались в области ВИЧ-инфекции, так же они эффективны и в области профилактики наркологических расстройств. Мы всегда идем рука об руку в школах, в ВУЗах, о том, что есть такие потрясающие цифры, есть снижение заражения ВИЧ-инфекцией заражения среди молодежи. Это потрясающие результаты, которые, конечно, все совместные. В Москве созданы программы вторичной, третичной профилактики. Это то, о чем говорили и Игорь, и Владимир- про программы прямой помощи представителям ключевых групп населения, тех групп, которые наиболее затронуты различными социально значимыми инфекционными и неинфекционными заболеваниями. Сейчас есть возможность обращения во все наши службы – и в государственные, и в негосударственные, на анонимной, конфиденциальной, безвозмездной основе. Самое важное, чтобы люди об этом знали. Программы информирования, информационные компании, они должны быть на постоянной основе, как и наш каждодневный труд. Поэтому, уважаемые журналисты, от вас там же и без вашей помощи невозможно справиться с нашими заболеваниями. Вы нам очень нужны и нужна ваша поддержка, чтобы наши программы, наши усилия не про падали и были максимально эффективны.

В условиях продолжающейся пандемии никто из нас не останавливает оказание плановой и неплановой помощи. Любой человек может обратиться к нам в круглосуточном режиме и мы всегда работаем.

Также готова ответить на все вопросы, потому что рассказывать о наших службах, о нашем взаимодействии можно с утра и до вечера и много дней подряд. Огромная благодарность и очень хочу, чтобы так и продолжалась наша работа – эффективно. Спасибо.

А.МАЗУС

Большой пласт работы делается нашими коллегами. Действительно, каждый из них может провести собственную пресс-конференцию, многочасовую, и рассказывать о той огромной работе, которую они делают. И большое им спасибо за эту работу.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Коллеги, мы переходим ко второй части нашей пресс-конференции. У нас есть вопросы в чате и с вашего позволения я их зачитаю.

От «Независимой газеты» поступил вопрос: «Как лечение получают люди с ВИЧ при лечении ковида? Отличается ли оно от стандартной схемы и системы?».

А.МАЗУС

Не отличается от обычной схемы лечения. Важнейший нюанс, который был сделан в этом году – это своевременное решение Минздрава о возможности выписки больному препаратов на полгода. Это дало возможность сократить количество посещений в поликлинике, освободить часть врачей от работы, которую они ведут каждый день, оказывая помощь больным, переведя их на понятный объем работы, связанных с ковид-19.

Еще раз, схемы лечения не меняются. Помощь оказывается так же, как обычным людям. Если больной ВИЧ-инфекцией заболевает ковид-19, то разницы в лечении нет.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Также поступил вопрос от газета «Метро»: «Что изменилось в работе московской системы здравоохранения и НКО по борьбе с ВИЧ в связи с появлением нового коронавируса?».

А.МАЗУС

Принципиально много изменилось. Мы уже об этом говорили. Важно, что незыблемым осталось качество оказания помощи в системе здравоохранения города и возможность больного, доступа к любому виду медицинской помощи в Москве.

В. МАЯНОВСКИЙ

Если еще коротко, в двух словах, то качество получения медицинской помощи осталось абсолютно такое же, а что касается общественных организаций – увеличилась нагрузка просто, по вопросам, связанным с доставкой для людей, которые уже находятся на карантине. Увеличилась еще доля онлайн-консультирований, что тоже для нас стало новым аспектом. Клиенты все-таки, в основном, приходили к нам, а сейчас часто приходится использовать средства коммуникации: «Skype», «Whats app», телефон, вот такие вещи. А в целом, увеличилась работа, но качество услуг ни у кого не пострадало.

И. ПЧЕЛИН

Безусловно, конечно, есть новые виды деятельности, работы, которые мы раньше не практиковали, или они были настолько уникальны, что практически не использовались. Но сейчас, например, у нас идет проект «Телемедицина 1.0», когда мы связываем пациентов из труднодоступных групп, которые и в оффлайне-то не дойдут. Но, с другой стороны, есть как раз эта возможность – может быть, ковид повлиял на улучшенный доступ  этих пациентов, потому что не нужно ехать, можно по средствам телекоммуникации связаться. Мы связываем пациента и врача посредством именно этих услуг для консультирования  и дальнейшего сопровождения. Это облегчает, конечно, работу, но это  новое. Я думаю, что это с нами останется.  Благодаря ковиду мы открыли новую форму работы, которая, возможно, станет нашей рутиной.

А. МАКСИМОВСКАЯ

Я бы еще добавила, что кроме развития телекоммуникационных технологий и использования различных программ и интерфейсов, по-прежнему работает наша «горячая линия», телефоны доверия круглосуточные. На них достаточно большая нагрузка идет и, конечно, увеличено количество специалистов, работающих в круглосуточном режиме.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо. Так же поступил вопрос о том, что прогресс подходов к профилактике и лечению ВИЧ-инфекции с каждым годом заметнее. Это отражается и на восприятии инфекции другими людьми. По вашей оценке, как сегодня москвичи относятся к ВИЧ? Игорь Владимирович говорил про кризисы. Сейчас заметнее, легче ли людям признаваться в диагнозе? Как вы оцениваете отношение людей к ВИЧ-положительным?

И. ПЧЕЛИН

Безусловно, мы можем говорить только  о толерантности, о терпимости к ВИЧ-положительным людям. Потому что к ВИЧ-инфекции – это немножко другой вопрос, это поведенческий, в профилактике. Но если говорить о терпимости к людям, живущим с ВИЧ, безусловно, в ретроспективе за 20 лет ситуация улучшилась. Мы об этом говорим. В т.ч., к сожалению, потому что стало ВИЧ-положительных, больше и там все больше семей сталкиваются с ВИЧ-инфекцией. Но наблюдается зеркально ситуация, что у нас становится молодых людей меньше, потому что они больше знают. Поэтому общий уровень информированности и терпимости и понимания, - не оголтелого страха, а именно понимания, как передается ВИЧ-инфекция, что она не может передаться в определенных путях, соответственно, ВИЧ-положительные люди не опасны в бытовом плане. В этом плане Москва (мы часто ездим по другим регионам) лидирует в уровне толерантной коммуникации с ВИЧ-положительными людьми. Конечно, есть отдельные эпизоды дискриминации, в т.ч. со стороны младшего медицинского персонала не в профильных клиниках. В стоматологии иногда отказывают ВИЧ-положительным людям в лечении, даже в обследовании, потому что мы со  своей стороны как общественная организация, не пытаемся уговорить ВИЧ-положительного человека скрывать свой диагноз, не говорить стоматологу. Мы как раз воспитываем в людях ответственность за свое здоровье и силу отстаивать свои права. Если ему отказали в стоматологической клинике, он должен совершить ряд действий, чтобы этого не произошло. А врачи в стоматологических клиниках, естественно, должны принимать все меры безопасности, которым их научили в профильном медицинском учреждении.

В. МАЯНОВСКИЙ

Я два слова добавлю. Если, как Игорь Владимирович сказал  - 20 лет… На самом деле Москва всегда  в этом отношении была более выгодной. Я уж не знаю, с чем это связано. Наверное, и уровень информированности, и уровень образованности – не хочу никого обижать. Но если ты в маленьком городке где-то там в Сибири скажешь о своем ВИЧ-статусе… Ну, люди просто убегали сюда, в Москву. Потому что здесь всегда относились лучше и терпимее. Есть другая проблема, когда мы говорим об информированности. У нас есть, наверное, единственная проблема, которая мешает полноценно работать  - это СПИД-диссиденты. Это люди, которые отрицают наличие ВИЧ-инфекции. Тут как раз СМИ могли бы помочь, объяснить, что ВИЧ-инфекция есть и никуда от нее не денешься, и лучше знать, что она есть, знать, как с ней жить, знать, что она останавливается и будет полноценная жизнь у людей. Важно эту информацию донести. Спасибо.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Вопрос от «Аргументов и фактов»: «Остались ли у нас СПИДофобы и что делается, чтобы их переубедить? Обязан ли человек, инфицированный ВИЧ, уведомлять работодателя о своем статусе?»/

А. МАЗУС

Это был взгляд пациентского сообщества, которое сейчас рассказывало, как они видят, как ВИЧ-положительные люди, которые живут в Москве, ощущают себя. Мы же все меряем. Для этого и есть исследования, которые мы делаем каждый год на достаточно большом количестве респондентов и почти 5000 у нас выборка. Соответственно, мы видим эти данные, видим изменение отношения жителей города к больным ВИЧ-инфекцией, в этой проблеме. Больше 90% жителей Москвы владеют основными знаниями по ВИЧ-инфекции. Понятно, что системная работа  с жителями дает свой эффект. Важнейший индикатор – дети конечно, - ВИЧ-положительные дети. Известная такая гордость Москвы – у нас нет детей-сирот, которые бы находились бы… Практически нет – там несколько детей по особым причинам находятся в сиротских учреждениях. А большая часть их находится в семьях. Более того, жители Москвы активно усыновляют детей с ВИЧ-инфекцией в регионах России. Около 30 новых жителей Москвы появляется каждый год – это наши жители берут в семьи детей с ВИЧ-инфекцией. Важнейший индикатор абсолютной толерантности города к этой проблеме.

Другое дело, есть еще одна особенность. Достаточно успешно лечатся в Москве люди, имеющие ВИЧ, живут полноценной жизнью. Мы совершенно искренне – это правда, - заявляем, что они функционально здоровы. В Москве создана система тоже уникальная качества оказания медицинской помощи, при которой самые современные препараты, которые выходят на рынки, доступны людям, которые находятся на учете в Московском центре борьбы с ВИЧ-инфекцией. Создалась иллюзия того, что ВИЧ – это не очень страшно. И вот новые случаи ВИЧ-инфекции, которые мы сейчас видим – уже более старших людей (27-30 лет). Это новые случаи ВИЧ-инфекции в городе. Большая часть – люди, для которых ВИЧ перестал быть страшным. Они потеряли это чувство настороженности по поводу ВИЧ-инфекции на фоне безусловных успехов, которые есть по оказанию помощи людям, живущим с ВИЧ.

Что касается не очень здоровых людей, которые педофобы – налажена служба оказания помощи больным с разными тревожными состояниями, в т.ч., с этим. В городе такая помощь доступна и люди могут к нам обратиться за этой помощью.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Алексей Израилевич, Вы сказали, что дети воспитываются в Москве и практически не осталось детей…

А. МАЗУС

Они все в семьях.

ВЕДУЩАЯ

Да. Оказывается какая-то психологическая или социальная поддержка этим семьям, которые воспитывают таких детей?

А. МАЗУС

Это большой комплекс работы, который ведет город ответственными службами, которые для этого есть. И здесь опять-таки помощь НКО, помощь людей, которые не равнодушны к этой проблеме, семьям, где живут такие дети, к детям, которые имеют ВИЧ-инфекцию, здесь являются ключевым фактором этого успеха.  Может быть, тут я снова передам слово коллегам, чтобы не рассказывать за них о той огромной работе, которую они делают по этому направлению.

В. МАЯНОВСКИЙ

Я уже в начале говорил, когда мы представляли проект «Мост», что в проект «Мост» входит в т.ч. и фонд «Дети+». Вот фонд «Дети+» занимается как раз непосредственно семьями с детьми, где усыновленные дети живет с ВИЧ-инфекцией, или где просто в семье ребенок родился ВИЧ- инфицированный, так получилось. Там есть психологи, свои службы, программы наставничества, где положительный человек помогает ребенку, объясняет какие-то вещи, которые связаны, как равный равному, как человек, который сам живет с ВИЧ-инфекцией. Этот спектр полностью работает. Все есть. Тут проблем нет никаких. Любой человек, которому нужна будет помощь в аспектах семьи, он выходит если на нас – мы переадресовываем. Это партнерская сеть – что важно, - она всегда работает. Врач, если видит, что есть какая-то проблема,  - есть психологи. Есть центры психологические – врач может к нам перенаправить. Мы перенаправим в фонд, где есть свои программы. Тут все замкнуто. Человек, которому нужна помощь, он ее в любом случае получит, если у него есть желание.

А. МАКСИМОВСКАЯ

Еще со стороны наркологии, очень многие программы есть, которые учитывают школы эффективного родительства, когда, если вдруг в семье возникает проблема – не только, если у ребенка ВИЧ-инфекция, какой-то кризис или стресс или кто-то в семье болен алкоголизмом, то ребята перенаправляют к нам. И вот здесь мы уже подхватываем и в программах лечения, и в программах профилактики, и в программах дальнейшего медико-социального сопровождения. Это важно, что люди всегда знают, куда можно прийти. В любую из наших программ можно обратиться и все равно получить того специалиста, ту помощь, которая необходима.

В. МАЯНОВСКИЙ

Я просто вспомнил момент, просто сам участвовал в прошлом году, когда собирались все эти семьи с детьми и мы ездили куда-то на природу, смотрели юрты, собак, т.е чтобы дети еще и между собой знакомились, потому что у них есть особенности, о которых они могут говорить со своими сверстниками. Я просто даже вспомнил. Программы есть, постоянно работают. Сам вот ездил.

И. ПЧЕЛИН

Что же касается вопроса журналиста по поводу запроса работодателя о наличии или отсутствии ВИЧ-инфекции при приеме на работу, конечно, мы фиксируем нарушения. Есть виды профессиональной деятельности, в которых необходим тест на ВИЧ. Но в большинстве случаев он не нужен. Это самодеятельность работодателя. Мы, естественно, занимаемся конкретно таким случаем. Опять-таки, в некоторых случаях нужна наша помощь. Но работа нашего социального центра «Шаги» направлена на то, чтобы пациент, побывав в нашем центре, пройдя какие-то службы становления, мог сам защищать свои права и сказать работодателю, что он не имеет права запрашивать эту информацию, «я иду работать бухгалтером, вы нарушаете мои права» - именно в этом контексте. Фиксируется, но это не массово. Если мы говорим, например, берем 20 лет назад, когда был поголовный страх, то сейчас более толерантное отношение. Но, опять-таки, если у кого-то, ВИЧ-положительного человека возникает такая ситуация – пожалуйста, обращайтесь. У нас есть и партнеры, и службы и мы с удовольствием поможем человеку отстоять свои права и получить нормальную работу.

А. МАЗУС

Совершенно верно. Но я должен чуть-чуть поправить. Мы знаем об этих случаях. Пытаемся работать с работодателями. В городе дан старт на диспансеризацию. И работодатель хочет знать, кто приходит к нему на работу - в общем, это нормально. И просит целый комплекс исследований, которые люди делают, в т.ч.,  - уже об этом шла речь, что тест на ВИЧ для Москвы становится рутинным тестом. Собственно, в рамках этих программ призывается, либо предлагается сдать тест на ВИЧ. Тут возникает эта проблема, которая каждый раз решается индивидуально, потому что само наличие такого диагноза никоем образом не влияет на возможности человека учиться, работать в большей части специальностей, которые возможны для человека с этим диагнозом. Ну, донором человек не может быть по понятным причинам. Все там остальное возможно. Тем не менее, такие проблемы возникают при более внимательном отношении работодателей к здоровью тех, кто приходит к ним на работу и работает.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо. И у нас поступил вопрос от «Московского комсомольца» по поводу перенесения ковида: «Если пациент с ВИЧ переносит ковид примерно так же, как и остальные люди, то получается, что иммунный статус не влияет на тяжесть течения заболевания?».

А. МАЗУС

Я уже сказал, что большая часть наших пациентов, так же, как и в развитых странах, и в большей части мира, получает эффективное лечение.  Собственно, в этом смысле никакой разницы между пациентами нет. Есть особенности у больных, которые имеют низкий иммунный статус. Они болеют более  тяжело, риск присоединения бактериальных инфекций у этих больных более высок. Есть особенности. Но это касается небольшой когорты больных с тяжелой иммуносупрессией. На это обращаем внимание и мы, и наши коллеги за рубежом.

ВЕДУЩАЯ

У нас последний вопрос в чате: «Акцент на взаимодействии с НКО в борьбе с ВИЧ и СПИДом – один из акцентов новой госстратегии по профилактике  и борьбе с ВИЧ до 2030 года. Но неправительственный сектор нередко вступает с довольно напористой критикой. Как планируется выстраивать диалог?».

А. МАЗУС

Дальше работать. Должна быть критика. На то он и есть, неправительственный сектор, чтобы указывать на проблемы, которые есть при оказании помощи в том или ином виде. Да, будем работать дальше. То, что касается акцента - конечно, это необходимый элемент стратегии. Об этом давно уже идет речь и несколько мероприятий на эту тему проводится у нас. Достаточно много абсолютно достойных НКО, чья сейчас работа видна. И речь идет о большей поддержке и помощи в их работе со стороны государства. Может быть, коллеги, вы прокомментируете? Этот вопрос и к вам тоже.

В. МАЯНОВСКИЙ

Когда есть действительно острые вопросы, которые встают, они как раз и относятся к гражданскому сектору, который всегда может задать вопрос и всегда получить на него ответ. Не бывает всегда все равно – это безусловно. Благодаря взаимодействию таких вопросов все  меньше и меньше возникает. Если мы будем говорить 20 лет назад, когда у нас НКО только зарождались, достаточно сильно в Москве, в работе с ВИЧ-инфекцией – там, может быть, не слышали, не хотели слышать. А сейчас НКО уже доказали свою состоятельность. Они действительно становятся реальными помощниками в тех аспектах, которые не могут взять на себя государственные структуры. Если мы говорим о предоставлении лечения, препаратов – конечно, это вотчина государства, здесь НКО вряд ли что-то могут сделать, потому что это совершенно другой пласт работ. А вот в предоставлении возможности войти в ключевые группы, еще в какие-то вещи – вот здесь НКО может быть хорошим помощником для государства и государство поняло, что есть возможность привлекать НКО для решения вопросов, где достаточно сложно сделать это на государственном уровне государственными структурами. Соответственно, все НКО прекрасно понимают, что такие вещи как лечение, предоставление медицинской помощи – это может дать только государство. Вот в рамках этого взаимодействия все всегда идет нормально, на мой взгляд. Вопросы всегда бывают – это нормальный процесс.

И. ПЧЕЛИН

У нас заложена база взаимодействия достаточно давно. Сейчас идет процесс, в т.ч., он отражен в новой государственной стратегии, - именно документирование под внесение изменений в законодательный акт, чтобы эту систему сделать четкой, структурированной, в т.ч., систему социальных заказов, внесения изменений, например, в ФЗ№44 или еще куда-то, в какие-то законодательства, чтобы социально-ориентированная НКО стала полноправным партнером, полноправным участником реализации государственной стратегии и тех программ, которые будут намечены в дорожной карте именно по реализации.

Что касается мониторинга, он есть. Он  есть и в других нозологиях. Медицинские учреждения, сколько мы общаемся, с радостью идут на контакт. Потому что они сами хотят знать и видеть глазами пациента, что не так, что нужно улучшить. И в  качестве администратора здравоохранения можно только приветствовать такие решения и такое взаимодействие с НКО, потому что не всегда изнутри видно какие-то вещи.  У нас за многие годы мы  и с Московским городским центром профилактики борьбы со СПИДом были этими внешними «глазами» и очень много изменений привнесено для улучшения работы центра именно для пациентов. Это как раз пример удачного взаимодействия, эффективного взаимодействия НКО как мониторинговой организации, как пациентской мониторинговой организации и государственного медицинского учреждения, диспансерного, которое обслуживает пациентов, которое хочет лучше сделать для пациентов, чтобы эти пациенты были стабильны.

А. МАКСИМОВСКАЯ

Я хотела бы добавить. Вы знаете, самое простое в нашей области оказания помощи, связанное с ВИЧ-инфекцией, с другими инфекционными и неинфекционными заболеваниями  - это критиковать. Самое сложное – это каждый день работать, независимо от времени дня, погодных условия, ситуаций, которые возникают в тех или иных случаев. Каждодневный труд тех, кто каждый день работает в нашей области – те всегда видны, их знают. Люди всегда могут внести максимальное изменения, если они требуются. Поэтому, работать каждый день на благо нашего города и тех, кто обращается к нам за помощью.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо.  И у нас последний на сегодня вопрос от «Независимой газеты»: «Когда забрали последнего ребенка с ВИЧ в семью?».

И. ПЧЕЛИН

По-моему, в прошлом году было…

В. МАЯНОВСКИЙ

Да, вот Игорь Владимирович говорит, что, по-моему, как мы слышали от Ольги, что такое было в прошлом году еще. А Алексей Израилевич сказал, что, действительно, есть пара человек, которые по состоянию здоровья находятся в специализированных медицинских учреждениях. А так детей в прошлом году – уже не осталось ни одного. Это новость не вот этого года, информационный повод, который уже ушел.

А. МАЗУС

В общем, так и должно быть. Есть дети с неопределенным статусом, когда просто нельзя передать ребенка в семью, не оформлены документы. Только в этом, наверное, проблема. Ну да, не должны дети жить не в семьях. Все дети должны воспитываться в семьях, не только дети, которые имеют ВИЧ-инфекцию – это принципиальная позиция. А для детей с ВИЧ-инфекцией это очень важно, поскольку они получают препараты и должны быть под домашним контролем. Тогда не возникает проблем ни со школами, ни с летним отдыхом, ни с чем – дети живут в семьях.

ВЕДУЩАЯ

 Спасибо большое. Время нашей пресс-конференции подходит к концу. Если у вас есть что-то сказать в завершение - пожалуйста.

А. МАЗУС

Я сейчас послушал коллег, и возникла идея – мы ее еще обсудим, - выстраиваются серьезные партнерские отношения между больницами, между больницей ИКБ №2 и больницей в Китае. Партнерские отношения там между медиками, врачами по обмену данных, быстрая там информация. Может быть, есть программы сотрудничества между учеными, Вы сказали, есть предложение по совместному испытанию вакцины, доработке ее по ВИЧ-инфекциям. Недавно этот разговор вели в рамках телемоста «Москва-Пекин». Может быть, похожую сеть создать и между НКО, которые работают в Москве и работают в Пекине?  Мне кажется, это может быть интересным опытом. Присоединяйтесь, коллеги, в этой работе.

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Тогда мы завершаем нашу пресс-конференцию. Спасибо большое за ваши доклады и вашу работу. Пресс-конференция завершена. До свидания!