Информационный Центр Правительства Москвы
24 июня 2024, понедельник, 04:24
Жизнь в городе

Революционер, художница, работница и мать. Как менялся образ советской москвички

Революционер, художница, работница и мать. Как менялся образ советской москвички
фото: ИЦПМ

Выставка «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х» открылась в Музее Москвы 24 апреля. Посмотреть на меняющиеся образы советских девушек можно будет до 25 августа этого года. Корреспондент Информационного центра Правительства Москвы побывал на выставке и пообщался с историком-искусствоведом, одним из кураторов мероприятия Надеждой Плунгян и генеральным директором Музейного объединения «Музей Москвы» Анной Трапковой.

Экспозиция покажет, как менялись жизнь и образ горожанки в первые десятилетия советской власти, через призму художественных произведений первой половины XX века. Опираясь на исследование Надежды Плунгян «Рождение советской женщины. Работница, крестьянка, летчица, "бывшая" и другие в искусстве 1917-1939 годов», выставка делает следующий шаг в понимании того фантастического переворота, который произошел с женщиной и ее социальной ролью после октябрьской социалистической революции 1917 года.

Фото: ИЦПМ


«Это не первый раз, когда мы исследуем историю Москвы через художественный язык. Но, наверное, это первый раз, когда мы так прямолинейно говорим об образе женщины. И это первый раз для нашего музея, когда мы делаем выставку с таким широким региональным представительством. В экспозиции принимают участие более 25 музеев со всей страны, от Перми до Петрозаводска, и порядка 10 важных частных коллекций», — рассказала Анна Трапкова.

Экспозиция является коллаборацией Надежды Плунгян с историком текстильного дизайна, искусствоведом Ксенией Гусевой. Главной задумкой «дуэта» стало новое освещение большой истории искусства с точки зрения истории живописи и с точки зрения истории текстиля.

«Думая над этой выставкой, мы решили сделать коллаборацию, в которой наши исследования будут переплетаться и по-новому освещать большую историю искусства с этих двух разных углов. Мы показываем образ, историю и эволюцию женщины. Она была и революционером, и ударницей. Очень новые, модернистские образы», — отметила Надежда Плунгян.

Экспозиция рассказывает также о связи искусства с производством, поэтому еще одной важной темой стал текстиль. Посетители увидят историю отдельных художниц, которые занимались текстилем, как, например, сестра поэта Владимира Маяковского, художник по ткани Людмила Маяковская и художница Варвара Степанова, которая была женой фотографа Александра Родченко.

Фото: ИЦПМ


Текстиль — это сквозная тема выставки. По словам куратора, она не менее важна, чем тема живописи. Та самая работница, которой был посвящен советский журнал «Работница», была работницей именно текстильного производства.

Лабиринт периодов

На создание экспозиции ушло примерно полгода. Она была задумана так, как будто бы посетители ходят по малоэтажной Москве 1920-1930-х годов. Стены, на которых висят произведения искусства, невысокие — почти на уровне застройки тех лет. Небоскребов, высоток или «тучерезов» еще не было. По словам Надежды Плунгян, это создает камерность помещения.

Сама выставка состоит из девяти залов, соединенных неким лабиринтом. Посетители сначала попадают в первый зал, а потом начинают переходить из одного в другой, «шагая» по разным историческим периодам.

Фото: ИЦПМ


«Выставка состоит из лабиринтов. Хотелось сделать маршрут такой странный, чтобы было ощущение, что ты попадаешь в другое время. Так устроены 30-е годы, что сначала у тебя НЭП, потом раз — и индустриализация. И все это не связано. До сих пор есть представление, что 30-е и 40-е годы никак не связаны. Это два абсолютно разных мира», — подчеркнула куратор.

Новый зал — новый этап

I — Женщина и революция. Зал покажет главный женский образ революционной столицы — волевую девушку-ткачиху со знаменем в руках, в простых башмаках, фабричном халате и в красной косынке. Ее изображение было на обложке ведущего советского журнала «Работница».

II — Героиня НЭПа. Новая экономическая политика превратила Москву в омут ночной жизни и «плавильный котел» старого и нового быта. Из-за «смычки города с деревней» в столице появились новые типажи женщин. Например, расцвел тип бойкой, бесстрашной и независимой девушки.

III — Жизнь работницы. Курс на индустриализацию вызвал появление нового образа — работницы. Она была полной оптимизма, знала в городе все входы и выходы, бегала на лыжах, втискивалась в трамвай, выступала на собраниях и в рабочих клубах, руководила самодеятельностью.

Фото: ИЦПМ


IV — Художница и муза. Благодаря советскому равноправию женщины получили широкий доступ к образованию. Так, ВХУТЕМАС готовил совершенно новый тип амбициозных художниц-одиночек. Одни оформляли рабочие клубы, создавали мозаики и фрески, другие путешествовали по стране и рисовали строящиеся заводы и колхозы.

V — Превращение в памятник. Собранные в зале картины показывают переход от одного этапа к другому — ко второй пятилетке (1933-1937 годы). Тогда в городе шло строительство метро, главные улицы расширялись и выпрямлялись, старый центр сносился для новых магистралей. Образ москвички утратил психологизм и стал элементом пластического ансамбля.

VI — Ударница. В середине 1930-х годов женщина превратилась в нового человека. Ударницей называли «усовершенствованную» работницу. Она сильно перевыполняла план, была некой «сверхженщиной». На ее плечи легла сначала двойная нагрузка, а потом и тройная. В зале собраны самые разные образы «сверхженщины»: и повседневные, и героические. Посетители могут увидеть стену, посвященную метростроевкам.

Фото: ИЦПМ


VII — Жить стало лучше. Этот зал соответствует времени партийных чисток. Городская жизнь тогда сопровождалась бдительностью, тревогой и одновременно безмятежностью. Женщина стала уже не равноправным товарищем, а эмблемой красоты и молодости, готовой к тому, чтобы стать матерью.

VIII — Жены инженеров. Зал посвящен движению «жен инженерно-технических работников» (ИТР). Его члены имели образ партийных жен и матерей, занятых только благотворительностью. Они были лишены политической или социальной остроты. Жены не были инженерами или специалистами, не претендовали на ведущее место в политике, оставаясь «тенью» ответственных мужей.

IX — За кулисой. Последнее помещение покажет размышления о женщинах, которые по разным причинам оказались за кулисой социального театра, например, портреты известных фигур советской или дореволюционной интеллигенции, которые сошли со сцены в 1930-х годах в результате репрессий или изменений политического фона.

Кто такая советская москвичка?

Советская москвичка — это в первую очередь деятельная женщина. Она всегда чем-то занята, всегда чем-то руководит. При этом в 20-30-е годы прошлого века образ женщины менялся каждые пять лет или даже три года, у нее появлялся новый характер, отметила Надежда Плунгян.

Фото: ИЦПМ


«Некоего универсального образа советской женщины не существует. Она может быть очень хрупкой, может быть очень монументальной, как, например, летчица или стахановка. Но самое главное — она всегда чем-то занята. Она берет штурвал в свои руки и не выпускает его», — подчеркнула куратор.

Москвичка — это больше собирательный образ. Ее изображали как киногероиню, героиню плаката. Она презентует центр государства. Исторические события, свидетелями которых становится Москва, ложатся отпечатком на судьбу этой женщины и круто меняют ее.

«Москва — это центр, потому что это все же централизованное общество. У ленинградки, например, будет совершенно другой характер. Она будет более лиричной. Она будет больше связана с дореволюционным миром. В Москве история вела очень сильно за собой, и видно, как у этих женщин круто менялась судьба», — сказала искусствовед.

Советская мода

Во всех залах прослеживается тема моды, поскольку она тесно связана с текстилем. Посетители смогут увидеть костюмы, которые носили модницы тех лет. Многие из художниц, чье творчество представлено на выставке, еще и моделировали костюмы — театральные, для кино, бытовые. Так, например, Варвара Степанова начинала конструктивистскую моду в Советском Союзе.

Сначала мода была производственной, полувоенной, потом становилась все более женственной — в зале «Художница и муза» прослеживаются более плавные линии.

«Мода 20-30-х годов — это целая история. В те годы в моде были шляпки-клош, узкие силуэты парижские. Также часто использовались агитационные ткани. В зале Варвары Степановой вы можете увидеть парижские модные журналы, которые были тогда доступны, и их можно было легко привезти из-за границы. Она просила Родченко привозить ей не вещи, а именно журналы. Говорила, что сама все сошьет или закажет», — рассказала Надежда Плунгян.

Фото: ИЦПМ


Считалось, что в советском обществе не было классового разделения из-за упора на унификацию, однако на самом деле оно было. Особенно остро ощущалось расслоение в середине 30-х годов и во времена НЭПа. По словам куратора, в Москве были нэпманши и простые работницы. И выставка демонстрирует различия между ними: нэпманши изображены в роскошных шубах, мехах, шляпках и на каблуках, а работницы одеты очень скромно.

Но в целом советская женщина должна была одеваться так, чтобы ей было удобно работать. Она не выглядит очень наряженной, как буржуазные европейские женщины. Советская женщина была архитектором своей жизни, архитектором города, в котором она живет.

И это не является преувеличением, считает искусствовед. Женщины 30-х годов много что изменили и в истории производства, и в истории науки, и в истории искусства. Они своими руками построили метрополитен. И все их подвиги отображены на выставке «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х».

Автор: Елизавета Егорова

Последние обновления: