Информационный Центр Правительства Москвы
19 апреля 2024, пятница, 03:31
Пресс-конференции

Пресс-тур в Козину палату на Рогожском поселке

В пятницу, 22 декабря 2023 года, был проведен пресс-тур на объект культурного наследия — в Козину палату (Приют детский) на Рогожском поселке 29 строение 4 с участием представителей Департамента культурного наследия города Москвы. Козина палата является объектом-лауреатом конкурса Правительства Москвы «Московская реставрация». Здание входит в Ансамбль Рогожской старообрядческой общины, XIX века — начало XX века. Все время до революции 1917 года Козина палата выполняла функцию богадельни для размещения бедных и немощных и существовала на пожертвования обеспеченных старообрядцев

Пресс-тур в Козину палату на Рогожском поселке
фото: ИЦПМ
Важное:

Реставраторы сохранили все деревянные перекрытия здания приюта на юго-востоке Москвы

Пресс-тур по объектам-лауреатам конкурса Правительства Москвы «Московская реставрация» Козина палата Павлинов Вячеслав Владимирович, генеральный директор, главный конструктор, конструктор-реставратор первой категории, «Стройтехпроект»

ВЯЧЕСЛАВ ПАВЛИНОВ:

Мы генпроектировщики, которые вели проектирование, реставрацию и приспособление Детского приюта, объекта культурного наследия. Когда мы увидели этот объект — зрелище было печальное, даже немного страшноватое.  В здании присутствовало много проживающих, и оно было изношенным. Полы были по большей части в полуаварийном состоянии, местами проваливались. В советский период они чинились многократно. Когда мы вскрыли полы первого этажа, обнаружили очень плачевную картину: почти полностью сгнили балки перекрытий, грибок повсеместный. Все, как мы любим, как у нас происходит при реставрациях, в которые попадают здания, давно не реставрировавшиеся. Мы выполнили  исследования, была подкорректирована документация по выявленной на тот момент картине, переработан проект реставрации и приспособления.  Все процедуры были пройдены, и выполнена работа. Хочу подчеркнуть, что заготовленный проект — это канва, которой надо придерживаться максимально, однако любой объект культурного наследия, существующий длительное время и прошедший долгую жизнь всевозможных перестроек и ремонтов, требует учета новых обстоятельств и новых моментов, возникающих уже в процессе реставрации. Например, тот пол, на котором мы стоим. Выглядит, как большеразмерная плитка. На самом деле, это достаточно тонкие плиты из доломита, это слэбы. Мы их полностью отреставрировали и привели максимально в первоначальный вид. Эти плиты уложены непосредственно по стальным балкам, то есть под ними ничего нет. Мы сейчас стоим на тончайшем доломите. Для меня это было не то чтобы открытие, но это не часто встречаемый момент при реставрации. Хотя реставрацией мы занимаемся давно, с 2007 года.

Немного об истории Детского приюта. Во-первых, это Богадельня. Самый ранний период строительства, скорее всего до 1820-х годов. На эти здания можно найти много информации, потому что это не так давно было, и документы сохранялись. Мы находимся на территории старообрядческой общины. Документы хранились аккуратно, но скрытно. В 1840-х годах был пожар, документы были уничтожены. На сегодняшний день мы можем только догадываться, кто строил, как строил, по косвенным документам и информации, которая относится к 1850-м годам. Эта Богадельня имела несколько строительных периодов. Мы сейчас находимся в части здания, которая относится к 1880-м годам. В этот момент было большое переустройство этого здания. Я переведу на современный язык: для улучшения пребывания в этом здании, для увеличения воздуха, проветривания помещений, желали увеличить высоту помещений и сделать пристройку новую. Тогда была снесена одна часть существовавшая. Здание было Т-образное. Сейчас оно Г-образное. Здание приобрело единый облик. Оно более скромно выглядело. Дальше здание приобрело чугунные крыльца, были перетесаны и увеличены окна на втором этаже. Тогда оно и приобрело тот облик, который мы сейчас видим. Самая интересная часть — это та, где была Богадельня. И была дилемма, как поступить в процессе реставрации и приспособления. По документам это было общее помещение, большой зал с койками и печками. И дальше он и оставался в таком виде. Если мы посмотрим на потолок, то увидим достаточно массивные для такого здания лепные карнизы. Это был большой открытый зал, и маленькая лепнина бы не смотрелась. Она была сделана массивной. В советский период это был детский дом, приют, и до последнего времени все здание было разгорожено перегородками на комнаты, квартиры, помещения маленькие. Колонны чугунные были скрыты перегородками. Когда мы все это раскрыли, у нас возникла дилемма: а что же делать дальше? И тогда возникла идея, такой архитектурный дизайнерский прием, когда мы отодвинули линию перегородок, которая отсекает коридор от жилых помещений, в сторону жилых помещений, немного скрадывая площадь жилья, но при этом, открывая коридор и чугунную колоннаду. Как-то еще карниз надо было показать. Если бы мы подняли перегородки вверх, то мы бы его и «съели» наполовину, и опять был бы странный архитектурный объект на потолке, который был бы объясним только тем, что кто-то пришел и наставил перегородок.

Родилась идея такого уступа, который открыл коридор, колоннаду, капители, карниз, совсем не помешав основной функции — размещению жилых помещений. Случилось так, что полы оказались выше баз колонн. Мы продолжили свое творчество и сделали некоторые световые приямки, которые позволили открыть колонны на всю высоту. Здесь работа была по воссозданию по историческим замерам лепного декора, реставрация ступеней и полов, воссоздание и восстановление деревянных полов, ремонт и реставрация сводиков типа монье, реставрация фасада со всеми элементами и реставрация чугунной лестницы с заменой или докомпановкой. Степень сохранности была высокая. Мы видим практически первоначальную лестницу, которая просто очищена от первоначальных наслоений. Есть стандартный набор приемов для всех, практически, видов зданий. Это инъекционное укрепление кладок, вычинка, восстановление гидроизоляций, восстановление кладок, простенков, стен, кирпичных перемычек. Тут тоже все присутствует. Самое сложное, наверное, усиление перекрытий и реставрация их. В большинстве случаев, очень тяжело сохранить деревянные перекрытия тех времен, тем более в здании общежитского типа. Ветшало долго это все, повреждений много было. Из интересного, мы применяли усиление деревянных конструкций путем инъекций смолы. Дерево пропитывается этой смолой и восстанавливает свою структуру по прочности. Кроме перекрытий над подпольем, вроде, ни одно перекрытие не было демонтировано. Там все было плохо, по большей части мы их потеряли, потому что они сгнили полностью. Мы обнаружили балки громадного сечения, деревьев, которые сейчас уже не растут. Это тоже характерно для зданий XIX века. Бревна диаметром 600 и более миллиметров. Вековые деревья. Мы их бережно сохранили, оставили, под нашими полами. Реконструкция велась два года, с лета 2021 года. Здание приспосабливалось под размещение братии и паломников.