Главная  /   Пресс-конференции  /   Пресс-конференция Анастасии Пятовой
25 января 2021, понедельник, 09:37

Пресс-конференции

16 декабря 2020 Пресс-конференция Анастасии Пятовой

16 декабря состоялась пресс-конференция Анастасии Пятовой

Пресс-конференция Анастасии Пятовой


ВЕДУЩИЙ

Сегодня Информационный центр Правительства Москвы проводит пресс-конференцию председателя Комитета города Москвы по обеспечению реализации инвестиционных проектов в строительстве и контролю в области долевого строительства Пятовой Анастасии Николаевны.

Тема пресс-конференции: «Вызовы 2020: как город сохраняет баланс интересов между дольщиками и девелоперами».

Анастасия Николаевна, спасибо, что Вы к нам пришли. Мы знаем, как сложно со временем, поэтому постараемся долго не задерживать. Вам слово.

А. ПЯТОВА

Наверное, раз в год на пресс-конференции хочется рассказать о том, чем мы занимались целый год. Хочется, чтобы те, кто здесь присутствует и несет информацию в массы, правильно понимали процессы, которые происходят у нас в Комитете, в городе, и те тенденции, которые наблюдаются. Хочется, чтобы вы  правильно понимали и правильно об этом писали.

Ради шутки и смеха расскажу историю, которая у нас была неделю назад. Позвонила журналист и попросила рассказать, как мы заключаем соглашение по «эскорт-счетам». Мы сначала пытались понять, что же это такое. Оказалось, что это эскроу-счета.  Хочется, чтобы все  правильно понимали, о чем мы дальше будем разговаривать.

С чего хочется начать, вообще, как у нас прошел этот год. Когда год только начинался, мы думали, что нам предстоит переход на эскроу-счета. Переживали очень, как мы этот порог перейдем, как будем жить дальше, как будут жить наши застройщики, в первую очередь, дольщики. Но когда наступил март этого года, мы поняли, что переход на эскроу-счета – это была какая-то сказка и ничего страшного там, в общем-то, не было. Потому что этот год был такой: мы балансировали между тем, чтобы не создать новых дольщиков, как-то помочь застройщикам из этой ситуации выйти.

Когда объявили о том, что мы уходим на карантин, мы предполагали, что нам предстоит закрытие строек. Как всем известно, Комитет вплотную работает с Клубом инвесторов. Тогда мы садились за круглый стол и продумывали мероприятия, которые были бы правильными в этот период. Во-первых, про закрытие строек. Стройка – такой процесс, который нельзя просто взять и приостановить за один день. Поэтому мы дали время застройщикам к этому подготовиться. В той или иной степени законсервировать стройки.  Но есть работы, которые просто невозможно было остановить – работы на стадии котлована, откачка воды, дежурные электрики, дежурная охрана. Это люди, которых просто нельзя отправить на карантин. Мы все это обсуждали, и когда выходили приказы о том, что мы останавливаем стройки, это уже было на тот момент проработано.  Стройки у нас не работали ровно месяц. За этот период мы тоже не сидели и не ждали, что будет дальше. Мы садились за круглый стол и думали, какие проблемы у нас появятся, как их решать, что делать с законодательством. На тот момент мы проработали 45 поправок в московское и федеральное законодательство. Достаточно большую часть этих поправок – 17 поправок - мы приняли как на городском уровне, так и на федеральном. Это арендная плата: мы дали отсрочки по арендной плате и налоговым выплатам. И то, что разрешение на строительство продлевается автоматически. Это касаемо работы совместно с Клубом инвесторов, чтобы в конце года мы не получили бы того, что было для нас неожиданностью.

На сегодняшний день мы видим, что застройщики примерно на 80% вышли на производственные мощности, которые были до карантина. Тем не менее, проблемы еще существуют. Думаю, что не новость, что у нас с рабочей силой тоже есть определенные проблемы. Потому что сейчас мигранты просто в страну не приезжают. Этим сейчас вплотную занимается как города, так и федеральное правительство.

Если перейти от слов к цифрам, которые у нас за этот год были. Наверное, будет более понятно, чем мы занимались все это время в плане поддержки застройщиков, строительства, чтобы у нас темпы не упали. Что касается счетов эскроу. Когда мы переходили на эскроу-счета, у нас доля проектов, которые реализовываются по новой схеме, была 23%. Больше 60% - те, которые по старой схеме. Теперь за год у нас ситуация изменилась. На сегодняшний день мы посчитали все, что у нас реализуется. Получается, что проектов, реализованных с помощью проектного финансирования, – 49% и 43%, которые по старой схеме. Т.е. с 60% с лишним старой схемы снизилось до 43%. Объекты вводятся и постепенно эти проекты у нас, так скажем, уходят. Эти 49% по новой схеме у нас уже реализуются – это 245 разрешений на строительство, 15,5 млн квадратных метров и 44 000 договоров долевого участия. 43% по старой схеме – это 216 разрешений на строительство, почти 14,5 млн квадратных метров и 97 000 ДДУ. Возникает вопрос: 44 000 и 97000  – площадь одна и та же. Здесь все понятно, потому что те проекты, которые по старой схеме, они реализуются уже не первый год и, естественно, там квартиры практически уже распроданы, поэтому такое большое количество. Те, которые только что заходят в проектное финансирование, они еще эти договоры только начали заключать. На сегодняшний день у нас открыто 37 000 эскроу-счетов на 300 млрд рублей.  Т.е. в банках сейчас 300 млрд рублей – те средства дольщиков, которые перенесли на эксроу-счета.

Если говорить по банкам. Мы знаем, что у нас уполномоченных банков больше 90. В Москве это примерно 10 банков, которые работают с эскроу-счетами и их открывают. Если говорить про  ТОП-5 – «Сбербанк», «ВТБ», третье место у нас «ДОМ.РФ» и «Открытие», «МКБ» (но тоже там уже поменьше доля, но ни тоже в ТОП-5 у нас входят). Если говорить о том, есть ли проекты, которые уже реализованы с использованием эскроу-счетов, проектного финансирования, то у нас в городе 2 таких проектах есть. Это 2 проекта  «ПИК»  – ЖК «Мещерский лес», частично, несколько корпусов, и еще один адрес. Да, «Дмитровский парк», это Лобненская, 13. Есть уже выданные разрешения, которые завершились строительством, получили разрешение на ввод, и застройщик полностью разблокировал эти эскроу-счета и те деньги, которые на них были.

Теперь следующая наша большая часть работы, которая говорит о том, что мы не сидели на месте и пытались раскручивать этот механизм строительства. Это Градостроительная земельная комиссия. В принципе, у нас рабочая группа, которая готовит решения для ГЗУ, не прекращала свою работу, несмотря на то, что люди переходили на удаленку. Но заочно, в режиме конференций, мы эти заседания проводили все время. Не было недели, чтобы у нас не было ГЗК, не было рабочей группы. Мы всегда, несмотря на карантин, удаленку, этим занимались. По итогам этого года решений на ГЗК принято не меньше. Если говорить  цифрами, то в 2019 году 1996 решений было принято, в этом году – 2532. Если говорить по площадям, то в этом году миллионов квадратных метров одобрено меньше. Это связано с тем, что в прошлом году мы очень большой объем обработали проектных планировок, ПЗЗ по реновации. Это были большие цифры и объемы. Если в том году у нас было 46 млн квадратных метров жилья с учетом реновации, то в этом году – 10,4 млн. Если раскладывать дальше по видам, мы видим тенденцию, что торгово-административной функции у нас было в том году 6,7, в этом – 5. Социально-спортивных - 3,7, а в этом – 1,7. Здесь тоже связано с программой реновации, потому что там же комплексно территория развивается. Мы давали и жилье, и большое количество социалки. Поэтому социалка в этом году у нас тоже уменьшилась. Но зато в этом году мы начали активно смотреть на ГКЗ тему комплексного развития территорий.

Следующая наша большая тема – это у нас вырос объем решений, которые мы одобрили по промышленным объектам. В том году было 3 млн, в этом – 4,3 млн, т.е. мы начали эту тему тоже активно развивать. Это ЗОС, заключение о соответствии застройщика (не путать с ЗОС Мостройнадзора). Это заключение дает право застройщику на продажу квартир. В этом году у нас примерно тот же уровень остался. В 2019 году мы выдали 86 этих заключений за 11 месяцев. За 11 месяцев этого года – 92. Уровень примерно сохранился, но чуть-чуть вырос. Если смотреть по площади, в том году 3,65 млн квадратных метров было одобрено на продажу за 11 месяцев, в этом - 3,9 млн квадратных метров. И по нежилым помещениям примерно по 900 000.

Что касается функции по выдаче ЗОС.  У нас планируется, что мы перестаем выдавать ЗОС в середине следующего года. Честно говоря, позиция Комитета - ЗОС нужно все-таки выдавать и дальше. Объясню, почему. Когда гражданин хочет купить квартиру на рынке, у застройщика,  он открывает интернет и смотрит проектную декларацию, т.е. сроки строительства, застройщика, где финансируется, в каком банке получил финансирование, т.е. всю информацию. Почему важно выдать ЗОС. Потому что, проектная декларация – это единственный документ, которым пользуются люди как аргументом  для принятия решений купить или не купить. Комитет при выдаче ЗОС анализирует эту проектную декларацию, смотрит, все ли в ней правильно заполнено, все ли соответствует действительности. Мы считаем, что ЗОСы нужно выдавать, чтобы у людей, которые покупают квартиры, была проверенная информация по застройщику.

По ЗОСам уровень у нас не снизился. Количество проектов, которые ушли в продажу, не снизилось. Это говорит, наверное, о том, что мы этот год постарались и прошли не хуже, чем предыдущий.

Это все были пряники для застройщиков. Но Комитет все-таки позиционирует себя, как контролирующий орган, и орган, который отвечает за то, чтобы у нас не появлялись новые обманутые дольщики. Мы хотим в принципе, чтобы словосочетание «обманутые дольщики» в принципе исчезло из употребления. В этом году у нас была нестандартная ситуация, потому что проверки застройщиков мы отменили. У нас был мораторий. Единственная возможность, которая у нас была – это организовать совместные с прокуратурой проверки. Т.е. проверка запрещена, но проверка с прокуратурой разрешена. Поэтому мы как-то пользовались этим моментом. Очень плотно работали с правоохранительными органами. Мы проводили проверки с прокуратурой. Что здесь у нас по цифрам. У нас здесь работа на 3 фронта разделилась. Первое – это работа с прокуратурой. 33 комплекта в прокуратуру мы отправили по застройщикам. Там, где мы уже не просто понимали, что возможно есть что-то. Т.е. по результатам анализа отчетности мы видели, что где-то есть какие-то нарушения возможные, на которые стоит обратить внимание и капнуть глубже. Вот 33 пакета документов мы в прокуратуру отправили. Но пока они все в проработке. Поэтому более конкретно не рассказываю. И еще 5 рабочих групп мы провели. Все, наверное, знают, что у нас в городе есть рабочая группа, куда входит Комитет наш, безопасность города и все правоохранительные органы. Это один пласт работы, который мы в этом году усилили, потому что других вариантов у нас просто не было. Следующий момент – это Росфинмониторинг. Мы с ним раньше работали, но не системно. В этом году мы более системно начали работать, много обменивались информацией: как мы им запросы делали, так и они нам информацию предоставляли. Эту работу мы наладили. Есть у нас соглашения города с этой организацией. В этом направлении мы тоже усиленно работали. И еще (в прошлом году я тоже об этом говорила) мы создали межведомственную комиссию, в которую входят специалисты всех департаментов, курирующих разные направления. При необходимости приглашали туда сетевиков, Росреестр, т.е. органы, которые так или иначе могут помочь проекту сдвинуться с «мертвой» точки, если где-то начало что-то буксовать.  208 заседаний мы в этом году провели. Это очень большой объем работы. В результате этого стало понятно, что таких каких-то больших проблем, больших объемов и большого количества дольщиков в проблемные, по итогам этого года, скорее всего, не упадет. Мы не предвидим каких-то больших крупных проблемных объектов. Как только у застройщика возникает проблема, и мы понимаем, что она есть, мы собираем межведомственную комиссию, все вместе обсуждаем, как из этой ситуации выйти, как привлечь сетевиков, чтобы вовремя подключили к сетям. Где-то есть какие-то проблемы в Росреестре с регистрацией. Т.е. мы это все обсуждаем и двигаемся в направлении, чтобы помочь застройщику решить возникающие проблемы так, чтобы не создать новых дольщиков.

Если говорить по количеству проверок, то по сравнению с прошлым годом оно снизилось. В прошлом году было 127 проверок, в этом - 70. Если говорить по количеству нарушений, то оно увеличилось. В том году было 848, в этом году 1516. Но ничего критичного в этом нет. Это вполне объяснимо, потому что здесь больше сработал человеческий фактор. Люди сидели на удаленке, заполняли все эти декларации, сами понимаете как. Поэтому количество мелких нарушений у нас увеличилось. Но если сравнивать первый квартал и третий, который мы уже проанализировали, мы видим, что там больше, чем в 3 раза улучшилась ситуация по количеству нарушений. Если в первом квартале их было много, то в третьем их стало на треть меньше.

Что касается отчетности. Отчетность – это был единственный наш документ, который мы анализировали каждый квартал, где мы видели финансовые документы застройщиков. Это была наша единственная возможность какие-либо меры принять по проектам: либо в прокуратуру отправить, либо просто на административное рассмотрение, штраф наложить, либо на МВК отправить, когда мы уже понимали, что  нужно разбираться.

По штрафам. Количество штрафов у нас не изменилось. Было 120,6 млн рублей, в этом году – 122 млн. Нарушений чуть больше,  пусть они не такие серьезные и крупные, но все-таки они были, и административные штрафы мы так же накладывали. Поэтому по сумме штрафов мы не изменились практически ни на сколько. Это та работа, которая не дает создать проблемные объекты.

Теперь у нас есть большое направление – это те проблемные адреса, которые у нас включены в дорожную карту. Мы много лет пытаемся распутать этот клубок, найти для каждого адреса свою дорожку, по которой он дальше пойдет и проект завершен. На сегодняшний день у нас в дорожной карте 33 объекта. 33 объекта было в начале года, 33 объекта было в конце года: у нас один был исключен,  один мы включили.  Но существенно количество в дорожной карте не изменилось. 12 объектов у нас достраивается за счет средств инвесторов, 14 объектов достраиваются за счет средств города и 6 объектов, по которым предоставляется компенсация (Южное Тушино, Народного ополчения).

Если говорить по объектам, которые достраиваются за счет бюджета города, то у нас есть 3 организации, которые занимаются достроем – это Мосотделстрой (у него 3 адреса: Царицыно, Терлецкий парк и Марушкино). Что касается Царицыно – это большой адрес, большое количество обманутых дольщиков. В ноябре мы ввели первую очередь (2 корпуса в том году,  5 – в этом). Первую очередь Царицыно мы закрыли, объект введен. С Росреестром там на учет все поставлено. Сейчас ведется работа по оформлению документов и передаче ключей. Оставшиеся 2 адреса и вторая очередь Царицына, они в стройке. Т.е. финансирование на них предусмотрено. Там ведутся строительно-монтажные работы. Пока проблем там не видим, в сроки пока укладываемся. Вторая очередь Царицына – это конец следующего года.

Следующие 3 адреса, которые у нас есть, строятся КП ОГС - тоже городской заказчик. Строит дом в Зеленограде и на территории «Новой» Москвы – поселение Рязановское. Еще один адрес, мы недавно приняли решение, что будет КП ОГС заниматься – это ЖК «Мегаполис». Тоже будет строить компенсационный дом.

Еще одна большая работа в направлении проблемных объектов, которые мы за год прошли – это Московский фонд обманутых дольщиков. В том году мы говорили о том, что планируем передать Московскому фонду обманутых дольщиков 7 адресов. Прошел год. Несмотря на то, что были карантины, закрывались суды (а объекты передаются исключительно по решению суда), мы прошли все 7 адресов и по всем 7 адресам у нас приняты решения о том, что Фонду передаются те или иные адреса. Это «Академ-Палас» на Вернадского (всем известный долгострой, который там стоит) и все остальные  объекты. Еще Малыгино  в старой Москве. Все остальные – это на новых территориях. Это ЖК «Легенда», Воскресенское, Кокошкино, Троице и «Остров Эрин». По «Острову Эрин» в декабре у нас суд решение принял о передаче этого адреса Московскому фонду.

Если говорить по тому, что мы вводим, предоставили ключи, значит, 33 объекта, я сказала. За этот году в эксплуатацию введены 26 домов. В 2019 – это было 15 домов. И площадью - в том году это было 153,  в этом -  365. Практически в 2,5 раза больше квадратных метров мы в этом году ввели. Если говорить про граждан, то в этом году восстановлены в правах или в процессе восстановления 2732 гражданина против 1676 в прошлом году. Существенное увеличение у нас произошло, и количество объектов мы построили большее, и обеспечили больше. Буквально вчера у нас еще 2 корпуса в Борисоглебском получили решения на ввод. Еще пара корпусов осталась, и этот адрес полностью уйдет из дорожной карты.

Если говорить про адреса, которые мы  в этом году уже исключили, это «Спортивный квартал», «Кэпитал групп» у нас достраивает. Большая территория в «Новой» Москве, 3 жилых комплекса, «Спортивный квартал», «Марьино град» и «Спорт-таун». «Спортивный квартал» -  это многоэтажные жилые дома. Их полностью ввели, все абсолютно корпуса введенные. «Марьино град» - мы ввели 6 корпусов. Остались 2 и 3 очередь. Они сейчас тоже все в итоговых проверках. Мы ждем заключение о соответствии и дальше планируем ввод. Полностью ввели, еще в начале года, «Новые Черемушки». Это объект «Су-155».  Потом, ЖК на Мытной, всем известный долгострой в центре Москвы, эти цветные дома, которые стоят. Один корпус мы ввели, три у нас еще в работе. Тоже «Кэпитал групп» достраивает. ЖК «Борисоглебское» тоже мы 5 корпусов из 8 сдали. По остальным ждем к вводу.

Кроме того, у нас есть адреса, которые уже практически на вводе, они готовы. Это Балаклавский проспект, так же объект «Су-155». Он находится в итоговой проверке. Мы ждем заключения и дальше разрешение на ввод. «Марьино град», оставшиеся корпуса, которые «Кэпитал достраивает», оставшиеся  16 корпусов. «Борисоглебское», про которое я говорила, и еще у нас есть один адрес – Нагорная. У него уже получен ЗОС. У нас просто есть вопросы с Росреестром по техплану. Но, поскольку законодательство на начало строительства было одно, а теперь другое, то мы регулируем эти документы по техплану, с Росреестром ставим их на кадастр и уже получаем на них ввод.

Не скажу, что у нас все гладко по этим адресам. Нет, не из-за того, что где-то кто-то плохо работает. Просто, к сожалению, так у нас устроена бюрократическая машина, что мы вынуждены везде предоставлять огромный пакет документов, которые просто сложно собрать. Например, по «Марьино» мы  сегодня столкнулись с тем, что у нас дольщики сами накладывают аресты на земельные участки, что в дальнейшем препятствует построенным корпусам ввестись в эксплуатацию. Т.е. сами дольщики делают себе плохо, и мы с этим боремся. Как-то в этой истории мы все это время и живем.

Вроде бы основные все вопросы я озвучила. Если, коллеги, есть вопросы, я с радостью отвечу. Потому что мне очень хочется, чтобы мы ушли отсюда с полным пониманием, и чтобы вы все правильно поняли и изложили.

Г. ШЕЙКИНА – «Аргументы и факты»

Вопрос по поводу Фонда защиты прав дольщиков: есть федеральный, есть московский. Скажите, пожалуйста, почему Московский фонд, в отличие от федерального, не выплачивает компенсацию тем людям, которые уже устали и не хотят ничего, кроме как вернуть свои деньги? Спасибо.

А. ПЯТОВА

Здесь, наверное, больше экономический вопрос. Основная масса объектов, которая у нас в дорожной карте, – это объекты, которые к нам перешли из «Новой» Москвы, которые были проданы лет 10 назад. Понятно, что стоимость квадратного метра, когда они покупали, была в разы ниже, чем сейчас. Объекты там стоят готовые практически на 80-90%. У них высокая степень готовности. Говорить о том, что городу проще выделить за квадратный метр, сколько сейчас в «Новой» Москве? – 100 000-130 000 квадратных метров или выделить деньги на дострой оставшихся  10%? Наверное, несоизмеримые суммы. Поэтому мы и бросили в тот год все усилия на то, чтобы создать этот фонд, и чтобы у нас наконец-то появился тот инструмент, которым мы могли просто, быстро и прозрачно достроить и передать гражданам. Потом ведь какая история может возникнуть? Когда мы проведем оценку и оценим квадратный метр за какую-нибудь стоимость, мы сами понимаем, что не все будут с этой оценкой согласны. Начнутся дальше судебные разбирательства. Т.е. в бумажный процесс мы можем уйти дольше, чем мы достроим те 10-20%, которые мы можем достроить. Исключительно из-за этого мы и не пошли на компенсационные мероприятия, а решили остановиться на дострое проблемных объектов.

А. ФИЛАТОВ – «Ведомости»

В середине ноября вышло распоряжение Правительства Москвы, которое существенно меняет условия взимания платы за виды разрешенного использования участков и за аренду участков. Как, по Вашему мнению, это скажется на рынке недвижимости? Есть ли здесь риски появления новых обманутых дольщиков?

А. ПЯТОВА

Что хочется сказать со стороны города в этой истории. Каждый раз, когда мы собираемся на «Урбан форумах», мы каждый раз обсуждаем, что город не должен развиваться однобоко.  Город должен развиваться и жильем, и местами приложения труда. Почему возникло это постановление? Этим постановлением мы пытаемся уровнять баланс строящегося жилья и нежилья. Потому что та сумма за ВРИ, за жилье будет компенсироваться суммой, которая была потрачена на строительство мест приложения труда,  торгового назначения, офисного. Что касается более подробных объяснений - просто документ не совсем стройкомплекс выпускал. Думаю, за разъяснениями больше в Департамент городского имущества и в тот комплекс нужно будет обращаться. Я просто пытаюсь пояснить, почему эта история возникла, почему такое решение было принято. Логично, что город хочет развиваться во всех направлениях, а не  только жилье. Поэтому этот документ возник.

А. ФИЛАТОВ – «Ведомости»

Возвращаясь к вопросу дольщиков, хотел Вас спросить еще про 2 адреса. Это знаменитый «Нескучный Home & Spa». Была в интервью информация, что там закончилось банкротство застройщика. Насколько я понимаю, оно началось заново.

А. ПЯТОВА

Нет. Решение о банкротстве принято, застройщик признан банкротом. Дальше судебное разбирательство еще будет продолжаться. Схема работы такая: не просто объект признан банкротом и автоматом все начинают принимать решение. Здесь должен пройти ряд процедур. Федеральный фонд должен его включить в список проблемных. Пока его в списке проблемных нет, понятно, что мы никаких решений дальнейших принимать по нему не будем. После того как объект упадет  в ЕРПО, который ведет «Дом.РФ», мы решений не принимаем. На сегодняшний день объект еще не в ЕРПО. Поэтому говорить о том, фонду мы это передадим или застройщик будет достраивать – мы еще эти решения не принимали, поскольку объект пока еще не является проблемным. Да, застройщик банкрот, но там еще все судебные заседания, я думаю, будут продолжаться. По итогам всей предстоящей работы, уже потом будет принято по нему решение.

А. ФИЛАТОВ – «Ведомости»

Спасибо. Еще второй адрес – это квартал «Триумфальный», он же «Кутузовская миля». Что с ним?

А. ПЯТОВА

То же самое. Он у нас есть в дорожной карте, но здесь пока мы тоже не принимаем решение, поскольку не завершены судебные разбирательства. Как только мы понимаем, как будем завершать суды, мы примем решение, будет это достраивать фонд или это отойдет какому-то застройщику. Т.е. там, где мы понимаем, что да, все, мы поставили «стоп», и  понимаем, что объект проблемный, что с землей или какими-то дольщиками, реестрами мы разобрались, и мы уже тогда, исходя из всех этих составляющих, принимаем решение, кто его будет достраивать. Здесь пока что, к сожалению, мы еще в судах.

О. НАБАТНИКОВА – РИА «Новости»

У меня 2 вопроса. Первый вопрос: в этом году несколько компаний, которые строят на территории «Новой» Москвы, столкнулись с тем, что в момент, когда у них уже были практически построены дома, Росавиация отозвала согласование на строительство этих домов, и получилось, что девелоперы оказались в правовой лакуне, что они не могут ввести построенные дома, практически уже построенные. Знаете ли Вы, скольких компаний, скольких проектов и дольщиков коснулась эта проблема? Какова позиция Москомстройинвеста в отношении защиты прав дольщиков? Потому что люди покупали квартиры с имеющейся всей документацией. Они никак не могли предположить, что Росавиация отзовет согласование на строительство объектов. Какие перспективы у этих дольщиков?

А. ПЯТОВА

Адреса все, конечно же, мы знаем, всех досконально и количество дольщиков, и кто туда попал. Говорить о том, что Росавиация отозвала у всех этих застройщиков свои заключения тоже неправильно, потому что заключения отозвала Росавиация только по одному адресу на сегодняшний день. Действительно, ситуация нестандартная.  Простого решения, как включить в дорожную карту, здесь нет. Потому что, действительно, корпуса стоят готовые. Уверена, что большинство из нас об этой проблеме везде читают, видят и в прессе, и в интернете, и в соцсетях. На всех уровнях сейчас занимаются этой проблемой, и мы в Москве тоже. Если честно, за последний месяц провели, наверное, 4 совещания, и одно из них длилось 4 часа. Сказать, что этот вопрос решить за один раз – нельзя. Это серьезная проблема, которая требует серьезного подхода на всех уровнях. Сказать, что мы на сегодня ее уже решили, невозможно. Мы пытаемся какие-то предложения готовить на федеральный уровень. Все-таки Росавиация – это федеральный орган, мы – Москва. Мы готовим и даем предложения. Но пока какого-то решения здесь не принято. Мы в процессе. Мы готовим предложения по внесению в законодательство. Ждем, что что-то изменится.

О. НАБАТНИКОВА – РИА «Новости»

Когда Вы сказали про один объект, Вы имели в виду «Филатов луг»?

А. ПЯТОВА

Конечно.

О. НАБАТНИКОВА – РИА «Новости»

А разве у проекта «Городские истории» не та же самая проблема?

А. ПЯТОВА

Нет. Здесь больше и подробнее Вам может Мосгосстройнадзор объяснить, поскольку там была проблема в корректировке разрешения на строительство, поскольку этот адрес, насколько я знаю, в несколько очередей строится. Первый дом, который построен, у него высота не превышает допустимую высоту, которая разрешена. Превышают высоту 2 корпуса, которые еще не построены, т.е. в той или иной стадии проработки. У них сейчас была история с тем, что им просто нужно было откорректировать разрешение на строительство. Собственно, насколько я знаю, его даже уже откорректировали по высоте.

О. НАБАТНИКОВА – РИА «Новости»

Спасибо. И второй вопрос: в этом году законодательство ввело мораторий для застройщиков на перенос сроков строительства. У них было штрафных санкций по просрочке по стройке. Но мораторий закончится 31 декабря. С 1 января, как я понимаю, в ЕРПО автоматом могут попасть все проекты, у которых были сдвиги по срокам. Видите ли Вы потенциально проблемные объекты в связи с окончанием моратория в Москве?

А. ПЯТОВА

Может быть, я это в своем докладе не очень понятно объяснила. У нас есть проекты, которые мы предполагаем, что могли бы попасть в дорожную карту. Но мы 208 или 200 с чем-то совещаний собирали вот этой межведомственной комиссии, чтобы этих просрочек у нас не было. На сегодняшний день сказать, что у нас с 1 числа появиться 1 объект или 2, или 3 – мы не предполагаем. Мы направили все усилия, мы каждую неделю проводили эту межведомственную комиссию, чтобы у нас не появились такие адреса. И это была наша основная задача, поскольку мы понимали, что у нас действовал этот мораторий, который заканчивается 31 декабря. Поэтому сказать, что у нас 1 числа кто-то упадет в дорожную карту, я не могу. У нас есть адреса, которые действительно мы мониторим каждую неделю, раз в две недели. Но сказать, что кто-то на 100% с большой просрочкой больше полгода, и упадет сразу в дорожную карту, таких адресов нет.

А. МЕЛЕШЕНКО – «Российская газета»

Много ли вообще таких застройщиков, которые воспользовались этим мораторием, просрочили на 3 месяца, на полгода?

А. ПЯТОВА

По цифрам я, наверное, не скажу – в пресс-службу обратитесь. Там в пределах, наверное, 5-10. Большого количества просрочек нет. Есть у нас отставания на 2-3 месяца, максимум, на 4. Где-то у нас был один адрес – подрядчика меняли. Т.е. там не из-за того, что сложности, связанные с карантином. Бывает, это строительный процесс, подрядчик там где-то не так поработал, где-то не в нужном объеме что-то сделал. Поэтому меняли подрядчика. Сказать, что у нас много адресов, которые сильно воспользовались этим мораторием, такого тоже не скажешь.

В. МОЗГАНОВА – «Бизнес ФМ»

Анастасия, хочу вернуться к теме нехватки рабочих рук, которую Хуснуллин уже называет катастрофической. Есть ли у Вас примерные свои оценки, если мы не решим эту проблему в ближайшее время, что мы получим на наших стройках?

А. ПЯТОВА

Знаете, в чем интересная история. Мы же здесь тоже – застройщики. Мосотделстрой – это же подведомственная Комитету организация. У нас на Царицыно тоже были вопросы по рабочим силам. Но за последнее время обращаются российские бригады. Из регионов люди потянулись на стройки. Оценить масштаб – не совсем моя специфика, потому что мы все-таки больше экономический блок, не строительный. – я в объемах не могу Вам сказать, к чему это приведет. Но хочу сказать, что сдвижки в направлении, что у нас все-таки российские, не компании, бригады сформированы, они приходят на рынок, чтобы предлагать свою помощь. Я в Мосотделе столкнулась с этим, поэтому транслирую. Наверное, у застройщиков то же самое. Действительно, есть проблема. Действительно, ей занимаются. И Марат Шакирзянович занимается этой проблемой, и Минстрой. Мы в контакте, переписку ведем, выдвигаем предложения. В этом направлении мы работаем. Но наши российские строители из регионов, есть тенденции к тому, что они все-таки появляются у нас на рынке.

В. МОЗГАНОВА – «Бизнес ФМ»

Спасибо. И второй вопрос, что называется, для цитаты: Ваша позиция в части апартаментной амнистии.

А. ПЯТОВА

Вообще, честно говоря, мы поддерживаем принятие вот этого закона. Даже, знаете, ради прозрачности процесса. Потому что на сегодняшний день апартаменты ведь под каким видом проходят в ПЗЗ? Под видом гостиницы. И зачастую, когда к нам приходят с гостиницей и говорят, что это да, действительно, будет гостиница, получаем мы в итоге все-таки апартаменты. Как это сейчас происходит. Приходит застройщик и говорит: «Хочу построить гостиницу». Так мы же теперь ему не верим. Мы с него спрашиваем: «Вы нам, пожалуйста, скажите, с каким оператором вы будете дальше контракты заключать? Какой у вас гостиничный фонд? Вы можете нам показать проект?». Т.е. это нам, конечно, упростит жизнь. По крайней мере, мы точно будем понимать – если мы разрешаем апартаменты, значит, мы получим апартаменты. Если мы разрешаем гостиницу, значит, мы в итоге получим гостиницу.

Е. МИШИНА – ИА «ТАСС»

В продолжение вопроса коллеги по поводу апартаментов. Означает ли это, что в 2021 году вы уже пересмотрите свой подход к выдаче разрешений на привлечение средств дольщиков именно в апартаментных проектах?

Второй вопрос по Вашей оценке: сколько процентов уже построенных или строящихся апартаментных комплексов в Москве могут получить тот или иной жилой статус?

А. ПЯТОВА

Коллеги, опять же возвращаюсь. До того момента, пока мы не внесем изменение в законодательство или примем какие-то документы, которые нам будут говорит о том, что вот это апартаменты, а вот это гостиница, будет ли это в 2021 году или не будет, мне затруднительно. Насколько быстро мы это все законодательно провернем, я не могу сказать. Единственное, здесь есть момент, который вы мне напомнили. Я о нем, может быть, в своем докладе не сказала, про апартаменты.  На сегодняшний день есть такой юридический казус у нас. У нас есть объекты, которые строятся с заключениями или без заключений, и реализуются по ДДУ. Есть жилье, есть апартаменты. Если объект становится проблемным, мы его включаем в дорожную карту. Но, к сожалению, на сегодняшний день закон о банкротстве говорит о том, что достроить за счет бюджета и вообще проконтролировать этот весь процесс достроя проблемного объекта за счет бюджета мы можем, к сожалению, только по жилью. Т.е. казус, да? У нас есть апартаменты. Они стали проблемными. Да, мы видим, что этот объект проблемный. Но, к сожалению, мы с ним сделать ничего не можем. Поэтому у нас есть определенные инициативы в этом направлении. И этот закон как раз бы нам помог в этом плане двигаться дальше с проблемными объектами, которые у нас возникают именно в апартаментах, а не в жилье.

Е. МИШИНА – ИА «ТАСС»

Позвольте еще маленькое уточнение. Отвечая на предыдущие вопросы по проблеме застройки приаэропортовых зон, Вы сказали, что готовятся некие предложения по внесению изменений в законодательство. Не могли бы Вы подробнее рассказать, что именно?

А. ПЯТОВА

Почему подробнее не расскажу, потому что у нас другой департамент этим занимается. Он готовит изменения. Департамент градполитики у нас, по-моему, этим занимается. Понимаю, что крайней инстанцией в этом буду я. Но мы эту проблему не решим. Я говорю: у меня там такое-то количество дольщиков, поэтому этой проблемой нужно серьезно заниматься. Но у нас просто не юридический департамент. Вопрос серьезный. Но более подробно расскажут те органы, которые эти поправки прописывают.

М. ФИНОВСКАЯ

Опять же, вопрос апартаментов. Раньше, насколько я помню, Москомстройинвест не поддерживал признание их жильем, в 2015 году, когда еще эта история начиналась. Потому что жильем признать их нельзя, там нет социальной структуры. Сейчас, насколько я понимаю, ваша позиция изменилась. Или нет? Насколько я понимаю, сейчас Вы поддерживаете проект Хуснуллина об узаконивании, признании их жильем.

А. ПЯТОВА

Насколько я знаю, больше этот закон направлен на то, чтобы в принципе признать статус апартаментов. Не то, чтобы их признать жильем, а просто выделить определенную категорию недвижимости. Поскольку сейчас она перемешена с гостиницами. Цель не в том, чтобы приравнять к жилью. Цель – выделить это как отдельный класс. Мы, конечно, это поддерживаем.

М. ФИНОВСКАЯ

Т.е. жилье с какими-то ограничениями, второй категории или что там?

А. ПЯТОВА

Просто понимаете, ведь в чем опасность апартаментов? Понятно, что, наверное, сотрудники Комитета, люди, которые умеют читать правильные документы, наверное, понимают, что такое апартаменты, и  к чему они приведут. Но есть люди, которые покупают апартаменты, и понимают, что это жилье. Потому что, извините, когда строятся апартаменты, у него почему-то баннер висит – «Жилой дом на такой-то улице». И все думают, что это жилой дом. И когда покупают квартиры, а потом начинают платить повышенные налоги, повышенные коммунальные услуги, не имеют право прописаться и встать в поликлинику на учет, вот тогда здесь возникают проблемы, вопросы и обращения. В чем мы поддерживаем историю с тем, чтобы узаконить апартаменты? В том, чтобы те, кто покупали квадратные метры в них, они понимали, на что они идут. Вот, собственно, это основное, что мы и поддерживаем в этом законе.

ВЕДУЩИЙ

Коллеги, мы на этом пресс-конференцию завершаем. Но прошу не уходить. У нас есть еще одна часть, которую мы должны тоже провести.

Анастасия Николаевна, я Вас благодарю за сегодняшнюю пресс-конференцию. Очень интересный рассказ. Здорово, что каждый человек у нас находится под Вашим вниманием. Ваше отношение к СМИ, Ваша работа, и Татьяна, ваша пресс-служба – я, как  Информационный центр Правительства Москвы, очень Вам благодарен за эту открытость и отзывчивость. Татьяна, Вам слово.

ТАТЬЯНА

У нас сегодня запланировано награждение от Комитета, от Анастасии Николаевны, которая захотела отблагодарить наиболее активные СМИ, журналистов, которые работают с нами, не покладая рук, с утра до ночи. Мы хотели бы, Анастасия Николаевна хотела бы вручить за активную работу.

А. ПЯТОВА

Да, за активное взаимодействие с пресс-службой. Коллеги, не просто нам спасибо за то, что мы какую-то информацию доносим. Спасибо вам, что вы эту информацию правильно подаете, вы ей пользуетесь, нам помогаете, если где-то бывает сложно. Поэтому за активное взаимодействие с пресс-службой очень хотелось бы наградить О.Г. Набатникову (РИА «Новости»), - спасибо большое; К.Э. Балакина (РИА «Новости»), А.В. Филатова («Ведомости»), А.С. Мастренков («Интерфакс»), В.И. Климов («АГН Москва»), Е.В. Мишина («ТАСС»), М.Ю. Осиновская, А.А. Мелешенко («Российская газета»), М.А. Бабаев и В.А. Мозганова.

Коллеги, спасибо вам огромное. Спасибо за вопросы. Спасибо за то, что так внимательно слушали, за внимание. Надеюсь, мы в следующем году продолжим так же продуктивно, но без масок, да.