Главная  /  Пресс-конференции  /  Пресс-конференция «Охрана материнства и детства в Москве: современное состояние ...
23 сентября 2017, суббота, 02:21

Пресс-конференции

06 июля 2017 Пресс-конференция «Охрана материнства и детства в Москве: современное состояние и перспективы развития»

6 июля 2017 года состоялась пресс-конференция на тему: «Охрана материнства и детства в Москве: современное состояние и перспективы развития»

Пресс-конференция «Охрана материнства и детства в Москве: современное состояние и перспективы развития»

ВЕДУЩАЯ

Добрый день, коллеги. Сегодня четверг 6 июля, Информационный центр Правительства Москвы проводит пресс-конференцию на тему: «Охрана материнства и детства в Москве: современное состояние и перспективы развития». В пресс-конференции принимают участие: Коноплянников Александр Георгиевич, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Департамента здравоохранения г. Москвы, доктор медицинских наук, профессор; Латышкевич Олег Александрович, главный врач Центра планирования семьи и репродукции Департамента здравоохранения г. Москвы, кандидат медицинских наук; Чубарова Антонина Игоревна, главный внештатный специалист неонатолог Департамента здравоохранения г. Москвы, главный врач Детской городской клинической больницы № 13 им. Н.Ф. Филатова, доктор медицинских наук, профессор.
Я передаю слово Александру Георгиевичу. Вам слово.

А.Г. КОНОПЛЯННИКОВ

Добрый день, уважаемые друзья. Я раз вас всех сегодня видеть. Надеюсь, что вы зададите вопросы, интересующие вас, и готов ответить на любой вопрос.
Мы сегодня здесь собрались в преддверии Всероссийского дня семьи, любви и верности. В преддверии этого дня у нас в Центре планирования семьи, где Олег Александрович является главным врачом, предусмотрено мероприятие, которое состоится в субботу, послезавтра. Это будет день открытых дверей для наших пациентов в рамках этого праздника. Сегодня мы пришли сюда рассказать о том, что происходит в нашей акушерско-гинекологической среде, и что было за последний год. Я занимаю свою должность уже пятый год и те преобразования, которые проходили в городе в акушерстве и гинекологии, практически были связаны с моей работой в ранге главного внештатного специалиста. Если мы вернемся в историю, почти четыре с половиной года назад начались первые изменения, которые прошли в здравоохранении города Москвы именно в нашем секторе, связанном с акушерством и гинекологией. Первое, что мы сделали в рамках реформации нашей системы здравоохранения города, - объединение отдельно стоящих родильных домов с многопрофильными больницами. Структура оказания акушерско-гинекологической помощи в городе была устроена так, что в ряде учреждений многопрофильных больниц в городе находились родильные дома. Часть родильных домов были отдельно стоящими. Первый этап реформации, модернизации и изменений коснулись отдельно стоящих родильных домов. У них не было всей мощи многопрофильного стационара с мощными реанимациями, хирургическими, сосудистыми, терапевтическими отделениями, отделениями функциональной диагностики, которые Департамент здравоохранения города за последние 5 лет модернизации оснастил современными аппаратами КТ, МРТ. Родильный дом, который оказывал помощь в принятии родов молодым и не очень молодым мамам, был отдельно стоящим. Если возникала какая-то ситуация, связанная с осложнениями и патологиями, в городе была устроена структура, когда на помощь этому родильному дому выезжала реанимационная бригада, работала выездная сосудистая бригада, которые могли приехать и помочь родильному дому, столкнувшемуся с определенными проблемами. Присоединив 4 года назад родильные дома к многопрофильным больницам, у этих родильных домов появился старший брат со всей мощью многопрофильной больницы в структуре объединения. Главные врачи многопрофильных больниц в своей структуре получили по территориальному признаку родильные дома в системе своих больниц. У главного врача многопрофильной больницы появилось акушерское отделение в виде родильного дома и вся ответственность главного врача в плане оказания акушерской помощи, легла на его плечи. Вся мощь многопрофильной больницы со всеми ее отделениями, если случилась беда какая-то в родильном доме, приходит на помощь. Либо, если это необходимо, пациентку переводят в многопрофильную больницу для решения вопроса об оказании помощи в любом отделении больницы. Безопасно ли это стало для пациента? Да, безусловно. Это и безопасно, и вся мощь больницы готова прийти на помощь. За эти четыре года те реанимационные бригады, которые были в городе, стали не нужны. Они влились в структуру оказания экстренной скорой помощи. На сегодняшний день, если есть необходимость помочь отдельно стоящему акушерскому стационару, но присоединенному к многопрофильной больнице, вся мощь этой больницы приходит на решение этих проблем. Первый этап, которой прошел в городе за 4 года, - соединение родильного дома с многопрофильной больницей. Мы этот этап прошли и все поняли пользу: и врачи, и пациенты, насколько это было хорошо продумано и руководством города, и руководством Департамента здравоохранения.
Следующий этап, который начался в 2017 году, - амбулаторное звено. Это отдельная структура. В Москве раньше была 131 женская консультация, куда впервые приходили пациентки, которые были беременными или жаловались на какие-то болезни или осложнения. Первые, кто видит пациентов, - врачи амбулаторного звена. Четыре года находясь на своей должности, я, в первую очередь, занимался амбулаторным звеном. Это самый ответственный момент: первая встреча с пациенткой, правильное собрание анамнеза, выявление рисков и решение вопросов, связанных с наблюдением и лечением беременных и пациенток с гинекологическими заболеваниями. Поставив основной целью поднятие основного уровня амбулаторного звена, мы создали московскую школу акушера-гинеколога. Я пригласил туда врачей амбулаторного звена, чтобы поднять их образовательный уровень, чтобы 131 женскую консультацию структурировать, чтобы они одинаково вели всех пациентов и одинаково лечили все формы заболеваний. Эта работа была начата 3,5 года назад еще до того, как мы начали говорить о непрерывном медицинском образовании по приказам Министерства здравоохранения РФ, которые еще на сегодняшний день не подписаны.
Мы понимали, что основное - это амбулаторное звено там, где пациентка в первый раз встречается с врачом, высокий уровень образования этого амбулаторного звена и третий момент - связь амбулаторного звена со стационаром. В 2017 году, второго июня был подписан приказ об объединении многопрофильных больниц, в структуре которых есть акушерские отделения с женскими консультациями. По территориальному признаку мы присоединили женские консультации к тем учреждениям, которых у нас на сегодняшний день в Москве 17. Эти врачи становятся сотрудниками многопрофильных больниц. В чем плюс и для врачей, и для пациентов, я сейчас вам расскажу. Я этим начал заниматься 3,5 года назад, и сейчас департамент пошел еще на один шаг, который, как я считаю, абсолютно оправдан. В дипломах врачей женских консультаций и врачей стационаров написана одна специальность - врач акушер-гинеколог. Когда все эти врачи становятся врачами структурных подразделений многопрофильных больниц, в городе образуется основной участок акушерско-гинекологического звена и амбулаторного, и стационарного, и родильного дома, их не 131, а 17 - эта структура более управляемая. Мы совместно с Департаментом здравоохранения Москвы будем решать вопрос так, чтобы все работали по одним клиническим протоколам.
Следующий момент - врач амбулаторного звена в этом объединении может зайти и в родильное отделение, и в гинекологического отделение, посмотреть, кого он госпитализирует, оправдана ли эта госпитализация для пациента. Второе - общение врачей, которые структурно работают в одном учреждении, совместные конференции, разбор тяжелых пациентов. Это жизнь одного коллектива. Хорошо это для врачей? Да, безусловно. Хорошо это для наших пациентов? Да, конечно.
Третий вопрос - врачи, которые работали в этих женских консультациях, которые сейчас присоединяются к многопрофильным больницам, остаются территориально там же, в тех же женских консультациях, где они и были. Пациенты будут так же ходить к тем же врачам. Что поменялось? Поменялось место нахождения трудовой книжки этого доктора. Вместо поликлиники трудовая книжка с печатью находится у главного врача объединения. Всё остальное по территориальному признаку, остается то же самое. Главный врач, к которому присоединились несколько женских консультаций, собирает всех врачей амбулаторного звена вместе с врачами стационара, проводит общие занятия, выработку определенной тактики. Это будет сейчас работать в одном ключе и от этого выигрывают все. Этот этап начался со второго июня 2017 года и до сентября юридические моменты будут решены.
Самое главное - это образование и поднятие уровня образования, как врачей амбулаторного звена, так и стационара. Гинекологический стационар боится беременных, акушерский стационар не знает гинекологических вопросов, и есть женская консультация, которая ведет только амбулаторный прием. В течение 10 будущих лет мы сделаем ротацию. Врачи смогут приходить в другие отделения и получать там необходимые знания. Эти врачи станут более полноценными, и это необходимо. Это сделает врачей более многогранными, и это еще один плюс для наших пациентов. Вот то, что я хотел рассказать вам про наше акушерско-гинекологическое сообщество, изменения. Сейчас Олег Александрович расскажет про тот опыт, который мы приобрели, войдя в пилотный проект Центра планирования семьи 121 поликлиники, потом мы послушаем Антонину Игоревну, и потом я буду готов ответить на все вопросы. 

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Олег Александрович, Вам слово. 

О.А. ЛАТЫШКЕВИЧ

Александр Георгиевич рассказал практически все, но я хочу еще поделиться опытом именно медицинского учреждения, где все это произошло. Произошло это в начале этого года? и в течение полутора месяцев мы осуществили присоединение четырех женских консультаций, которые раньше находились в структуре 121 поликлиники, а теперь они работают у нас. Мы получили достаточно хороший опыт после того, как провели этот пилотный проект. Приказ, который вышел, основывается на нашем пилотном проекте. Вопросы ротации будут решены? и та задача, которая поставлена, сейчас уже начинает работать в Центре семьи и репродукции. Действительно, врачи и медицинский персонал женских консультаций и поликлиник разные. Большая часть этих врачей всегда хотели быть в стационаре. У нас есть такая возможность, и мы можем смело показать, что сразу после присоединения женских консультаций, врачи сразу вышли в родблок на передовую и смотрят, мы общаемся. Я уже несколько операций провел с этими врачами, они мне ассистировали. Есть достаточно большой пул врачей, которые хотят этой ротации, и они будут и в женской консультации работать, и будут работать в акушерском и гинекологическом отделении. Они явно повысят свой уровень, у них появится новый опыт, который они потеряли.
Что не поменялось для врачей и пациентов, так это то, что врачи также принимают пациентов по месту нахождения женских консультаций, так и продолжают вести. Мы взяли на себя все административные вопросы, перевели врачей и трудовые книжки хранятся у нас. Пока недовольных нет и всем все нравится.
В пилотном проекте мы проводили дни открытых дверей для врачей и сотрудников присоединяемых женских консультаций. Сейчас мы проводим дни открытых дверей для врачей и сотрудников новых присоединяемых женских консультаций.
В субботу мы проводим День открытых дверей для пациентов в рамках традиционного отмечания Всероссийского дня семьи, любви и верности. Мы всех приглашаем принять участие. Мы прошли присоединения с самого начала. Центр семьи и репродукции - ведущий стационар в городе, и там представлены почти все возможные акушерские и гинекологические виды помощи, оказываемой пациентам. Для пациентов присоединение очень важно.
Кроме того, вопросы здоровья и преемственности пациентов решаются очень хорошо. Сейчас мы передаем пациентов из рук в руки самим же себе. Мы этих пациентов прослеживаем досконально от начала и до конца. Для этого не надо писать официальные запросы в другие учреждения. Врачи между собой имеют непосредственную связь. Это прекрасно работает у нас и скоро будет так же работать в каждом медицинском учреждении, где есть родильные дома в стационарах. 

ВЕДУЩАЯ

Спасибо большое. Антонина Игоревна, Вам слово. 

А.И. ЧУБАРОВА

Я немного вернусь к тому, с чего мы начали - к Всероссийскому дню семьи, любви и верности. То, что делают акушерско-гинекологическая, неонатальная и педиатрическая службы, - закладка здоровья общества на будущие поколения. Уровень развития общества и его экономическая стабильность во многом зависят от состояния здоровья будущего поколения. Чтобы все дети, которые родились, вышли в жизнь и были здоровыми, активными и развивали свои возможности. Здесь взаимообратный процесс. Вы здесь нам можете помочь. Очень важно информирование общества о том, что здоровье детей и женщин репродуктивного возраста - общественная забота. Должно быть взаимодействие медиков и представителей СМИ для того, чтобы результат, которого мы хотим достичь, - здоровое поколение с большой продолжительностью жизни - был нам доступен. Это закладывается сейчас, и работать над этим надо вместе. Мы стараемся сплотить наш медицинский состав, чтобы постоянно общаться и обеспечивать преемственность, чтобы не было потерь не только информации, но и потерь своевременность помощи. Процесс со стороны общества должен идти и со стороны представителей профессионального сообщества. В Правительстве Москвы и Департаменте здравоохранения уделяется большое внимание нашей сфере - гинекологии и педиатрии. Сейчас сделан новый стандарт для тех, кто будет работать в московском здравоохранении. Это статус «московский врач», который будет приобретаться путем сдачи достаточно сложных тестовых экзаменов. Такой врач демонстрирует свою высокую квалификацию, и будет иметь определенные финансовые преференции. Он будет доказывать то, что в московском здравоохранении будут работать только самые лучшие. Мы даем образование тем, кто немного не дотягивает и привлекаем тех, кто имеет самую высокую квалификацию. Помимо этого, проводится достаточно школ, образовательных семинаров, и мы надеемся, что информирование общества о том, как важно беречь свое здоровье, а с другой стороны - роль профессионального сообщества в обучении кадров и обеспечении плотного взаимодействия дадут свои результаты. Я - главный врач детского многопрофильного стационара. У нас есть все виды помощи - от обычной поликлиники до стационара, который занимается высокотехнологичной медициной. Очень хорошо, когда врач первичного звена имеет возможность услышать о самых передовых достижениях медицины, поучаствовать в каких-то проектах и построить свой карьерный рост. Это заставляет людей стремиться. Талантливая молодежь приходит в профессию. Уровень помощи повышается. В неонатологии очень сложно выбирать кадры, потому что это область, которая граничит с самыми высокотехнологичными видами помощи. У нас сейчас очень высокая рождаемость. У неонатологов здесь ложится сложная задача, потому что, по сути, жизнь ребенка не начинается с первым криком, жизнь ребенка начинается еще в утробе матери, и выявить какие-то проблемы со здоровьем плода у женщины, дать ей определенное направление в том, как можно предотвратить развитие болезни, продумать всю помощь постнатальную – это та задача, которую мы перед собой ставим. Мы сейчас развиваем и кабинеты перинатальной диагностики, и развиваем специализированные службы для новорожденных, такие, как нейрохирургическая, кардиохирургическая и прочие. И, самое главное, мы очень плотно – и это мой главной интерес как неонатолога, он последнее время привлечен к родовспомогательным учреждениям, и очень хорошо, что они будут объединены с женскими консультациями, потому что это позволит следить за ребенком, и, в общем, с точки зрения любой религии, ребенок в 12 недель – это уже самостоятельное существо, и вот отследить его жизнь с самого начала нам, неонатологам, очень важно. И в роддоме виды помощи, которые мы можем оказать, они астрономически скакнули вперед. Если мы сделаем шаг буквально на десять лет назад, то да, в родильных домах в ряде учреждений были палаты интенсивной терапии и отделения реанимации, то сейчас у нас в Москве практически каждый родильный дом равен по объему родов крупным перинатальным областным центрам. Во всех этих родильных домах есть самостоятельные отделения реанимации. Эти отделения оснащены оборудованием, которое тоже бегом бежит в плане технологий, и сейчас, что интересно, эти технологии уходят от агрессивности. Ведь женщина, когда приходит на роды, она не думает о том, если там какой-то аппарат ЭВЛ и, вообще, что там ребенку могут сделать. Она надеется на рождение здорового ребенка, надеется на позитивную атмосферу, на доброжелательное отношение. И чтобы все это реализовать, мы тщательно изучаем, и в мире идет тоже огромный вал литературы, возможность снижения агрессивности отношения в родильном доме, то есть, меньше искусственной вентиляции легких и так далее. А как это можно достичь? Это можно достичь только с помощью современных медикаментов, которые позволяют нам эту агрессивность снизить. То есть, это не просто не делать, а это делать по-другому, на основании уже разработанных в мире и в России технологий. Вот сейчас у нас очень неплохо с оснащением в родовспомогательных учреждениях, акцент в ближайшие годы будет сделан именно на помощь в родзале. Вот на такую двоякую -  с одной стороны, чтобы любой ребенок, самый тяжелый, мог быть принят в лечебном учреждении, чтобы женщины у нас не ездили по городу Москве с тяжелыми детьми, а с другой стороны, чтобы это не мешало атмосфере нормальных физиологичных родов, которые бы создавали позитивное ощущение у семьи. Это очень сложные взаимно направленные процессы, но они реальны, и мы этим плотно занимаемся. Если же ребенок имеет проблемы, мы стараемся и мы вовлечены в эту проблему уже ближайшие два года – как можно быстрее вывезти ребенка в многопрофильное, на сей раз детское, учреждение, где у нас есть отделение реанимации так называемых вторых этапов, где вот так же, как вы слышали про женщин, маленькие ребенок может получить помощь не просто неонатолога, хотя это тоже квалифицированные люди, владеющие, по сути, всеми разделами медицины – кардиологией, нефрологией, пульмонологией и так далее, но и помощь узких специалистов: неврологов, хирургов, кардиологов и так далее. И следующим шагом мы идем от перинатальных центров к развитию помощи вот в таких, как наш, многопрофильных детских стационарах. Такова и позиция Минздрава. Вообще, по стране будет развиваться программа "Детский стационар", потому что, если посмотреть еще вперед, в плане закладки семьи, это то поколение, которое тоже потом будет вступать в репродуктивный возраст. Ну, несколько научных фактов. Скажем, банальное питание ребенка внутриутробное в первые месяцы после рождение существенным образом сказывается на развитии гипертонии, ожирения, диабета второго типа во взрослом состоянии. То есть, никто вот сейчас не вспоминает, что у женщины пятидесятилетней диабет второго типа, потому что она была, допустим, искусственницей когда-то, в юности. А сейчас мы об этом думаем, и думаем далеко стратегически вперед и стараемся сейчас заложить те основы, которые позволят снизить заболеваемость и летальность уже взрослых поколений. Но это ежедневная работа каждого, это постоянное накопление научных фактов и тут же донесение их до практикующих врачей. Это постоянный обмен мнениями, это школы, это очень многоплановая работа, который мы ежедневно, все главные специалисты департамента занимаемся. В частности, только в этом году мы провели несколько симуляционных циклов на базе симуляционного центра Боткинской больницы. Это тоже очень интересная структура, раньше они были при университетах, но далеко не такой мощности. Там имитируется обстановка, приближенная к боевым, где с помощью специальных устройств, манекенов, как попросту называют, может быть имитирована любая техническая задача. И последние два года мы поголовно со всеми неонатологами родовспомогательных учреждений вторых этапов отрабатываем ряд приемов как первичной реанимации, так и реанимации в специальных условиях. Например, для недоношенных. Это очень полезная школа, потому что на сегодняшний день, да, учатся на рабочем месте, но и надо подготовиться к тому, чтобы быть состоятельным на рабочем месте. Созданный департаментом симуляционный центр нам в этом очень помогает.
Ну, и наконец, в перспективе мы надеемся точно так же, как женские консультации работают сегодня со вспомогательными учреждениями, детские стационары будут работать плотно с детскими поликлиниками, хотя педиатрическая сеть чуть менее обширная, чем взрослая сеть, но нам тоже очень важно обеспечить преемственность, потому что, когда мы выписываем ребенка, проблемного ребенка из стационара периода новорожденности, конечно, мы хотели бы отдать в руки врачей, достаточно компетентных. Как промежуточное звено в Москве существует центр восстановительного лечения. Это центры, которые находятся на третьем уровне амбулаторно-клинической помощи,и занимаются как раз детьми недоношенными, детьми с перинатальными патологиями, там специалисты высокого класса отслеживают исходы лечения и, если надо, направляют на повторное лечение таких, достаточно сложных детей. Здесь вот та самая преемственность, она осуществляется более плотно, потому что эти центры работают при достаточно крупных детских стационарах, их у нас восемь. И дети, например, недоношенные, выживаемость которых у нас существенно повысилась в последние годы, могут там получить различные виды помощи. В частности, уже много лет под финансированием Правительства Москвы идет программа иммунизации детей, групп риска – это как-раз недоношенные, дети с бронхолегочной дисплазией специальным препаратом против РС-вирусной инфекции. Вы знаете, что в период эпидсезона, конечно, самые маленькие и самые слабенькие всегда подвержены опасности, и Правительство Москвы финансирует уже несколько лет эту программу. То есть, мы защищаем вышедших из стационара детей постнатально по целому ряду позиций. Ну и это, естественно, имеет свой эффект в плане результатов. Задач мы перед собой поставили очень много с далекой стратегической перспективой. Конечно, нам нужны понимание и поддержка общества, надеюсь, что вы нам в этом поможете. Так что, спасибо огромное, тоже готова ответить на вопросы.

М. ШЕВЦОВА - «Вечерняя Москва»

Есть ли данные по количеству детей с экстремально низкой массой тела и какая минимальная масса тела была у спасенного ребенка? И что делается, чтобы процедура ЭКО стала доступной для обычных женщин, потому что ее стоимость, насколько мне известно, более трехсот тысяч рублей?

А.Г. КОНОПЛЯННИКОВ

В городе Москве были две попытки ЭКО, которые оплачивал город, это платил Департамент Здравоохранения и Правительство Москвы, две попытки ЭКО были для москвичек, мы сейчас говорим про пациентов Москвы. Были бесплатно. После того, как в обязательное медицинское страхование вошло ЭКО, оказание уже на уровне государства, не только Москвы, но и России бесплатно, любая пациентка с полисом ОМС может прийти и получить эту услугу бесплатно. Ну, как бесплатно. Бесплатно вообще в жизни ничего не бывает, за это все равно кто-то заплатил. В данном случае ОМС – это наши бюджетные деньги. И поэтому в Москве есть комиссия, которая решает, кого мы возьмем в цикл ЭКО. В прошлом году где-то 2600 циклов ЭКО были проведены. У нас на сегодняшний день в городе нету очереди на ЭКО. Другой вопрос – кто попадает на эту процедуру. У нас где происходит экстракорпоральное оплодотворение? В стационарах. Это наши подведомственные учреждения, это федеральные учреждения и есть ряд коммерческих медицинских учреждений. Если мы поставили такой диагноз, как бесплодие у пациентки, то от момента постановки диагноза до решения проблемы репродукции и рождения ребенка - это должен быть минимальный период времени. Когда становится такой вопрос? Ну не в 18 лет, не в 20 чаще всего. Это возраст после тридцати. И у нас не так много времени, чтобы решить. И вот основная работа, которая будет сегодня – и амбулаторного, и объединившегося со стационаром звена – уменьшить временной интервал для решения проблемы у пациентки.
Ваш основной вопрос был – почему 360 тысяч. Я не знаю, где вы взяли такие цены, может это какие-то коммерческие предложения. В настоящий момент по ОМС учреждение получает за проведение программы ЭКО чуть больше ста тысяч. 116 тысяч за полный цикл ЭКО, весь законченный случай.

А.И. ЧУБАРОВА

Я отвечу про недоношенных. Напомню присутствующим, что Россия перешла на вузовские критерии живорожденности с 2012 года. Это критерий – считать ребенка живым от массы 500г. Это не значит, что до 2012 года, увидев массу 499г разворачивались и уходили, но по-другому была устроена статистика. И когда Россия переходила на новые критерии живорожденности, ожидали, что резко возрастет и летальность, и возрастут показатели младенческой смертности, но этого не произошло, потому что мы были достаточно хорошо готовы уже к 2012 году.
На сегодня число родов, которые происходят преждевременно, оно в принципе остается стабильным с некоторой тенденцией к снижению и, вот, опять же – мы никак не можем друг без друга: задача акушерской службы – снижение числа преждевременных родов. У нас за 2015 год число детей, родившихся недоношенными, было 5.4% от всех родившихся, а в 2016 году это 5%. Будем надеяться, что некоторая тенденция к снижению сохранится, хотя и не все зависит только от работы службы. Среди этих детей, родившихся недоношенными, опять же, стабильное число детей с экстремально низкой массой тела: от 500г до 1000г при рождении. Таких детей у нас чуть больше 450 ежегодно, за 2016 год – 454. Если у женщины, родившей на достаточно ранних сроках, рождается двойня, там 23-24 недели, они, как правило, меньше весом, то может быть зафиксирован и случай рождения ребенка с меньшей массой, если один из двойни имеет массу меньше пятисот граммов. В прошлом году у нас таких случаев не было, а в 2015 такие случаи были. Самая маленькая масса на моей памяти – это 380г. Тем не менее, это конечно дети на грани жизнеспособности, и мы пока не ставим перед собой вот такую космическую цель – стопроцентное выхаживание детей с массой менее 500г. Это больше вопрос казуистики. А вот у детей с массой от 500г до килограмма у нас же очень хорошие результаты, выживаемость по крайней мере на этапе роддома порядка 70% и мы их отслеживаем и на первом году тоже. И, собственно говоря, переключаем свое внимание с вопросов просто выживаемости на вопросы качества жизни, на профилактику заболеваний.

А. КОВАЛИЩЕНКО – «Московский комсомолец»

У меня вопрос по званию «Московский врач». Как проходит присвоение звания?

А.Г. КОНОПЛЯННИКОВ

Смотрите, стартует пилотный проект. Он стартует с сентября. Пока мы здесь собирались, мне звонили из института, я его все по старинке называю 2й Медицинский Институт – Российский национальный Медицинский Институт – так вот: «Московский врач» - это не обязательное, это по желанию. Вы можете участвовать в этом проекте, можете не участвовать. Но Департамент Здравоохранения сделал так, что это должно быть престижно для врача получить данный статус. И не просто у нас задача – повесить ему значок, что он имеет звание «Московского врача». Присуждение статуса «Московского врача» будет состоять из трех блоков. Первый блок – тестирование, и это не просто тестирования, которые мы сдавали в институте на получение категории, это другой уровень тестов. В тесты входит и гинекология, и акушерство, и детская гинекология, и организация здравоохранения, работа с фондами ОМС. То есть, врач должен быть многогранный, который ответит нам на эти тесты. Ответил на тесты – переходит на второй уровень. Второй уровень симуляционный. Мы подготовили ряд симуляционных залов для акушеров-гинекологов. Зайдя в симуляционный зал, врач акушер-гинеколог, который претендует на звание «Московского врача», должен принять роды на муляже, произвести наложение вакуумных экстракций как оперативного родовспоможения, провести элементарные вопросы, связанные с лапароскопической техникой, взять ультразвуковой датчик, сделать банальные вещи: посмотреть топику беременности. И если врач все это готов сделать, он проходит второй уровень. И третий – это собеседование, на котором будет комиссия по присуждению статуса «Московский врач», симуляционные задачи. В этой симуляционной задаче врач должен раскрыть свой потенциал: как дифференцировать диагноз на стыке специальностей акушерства и гинекологии, урологии, хирургии – это мультидисциплинарный подход к ситуационной задаче. Комиссия будет оценивать его возможность работать, попав в такую ситуацию, правильность мысли в направлении решения вопроса, и если все три этапа будут пройдены, то этот доктор, претендующий на статус, получит статус «Московского врача». Принято решение, что в этой комиссии будут присутствовать не только главный специалист института, в котором работает претендент. Туда будут входить и федеральные учреждения наши городские, будут входить врачи, которые работают в структуре Департамента Здравоохранения Москвы, и комиссия, оценивающая возможность присвоения такого звания будет мультидисциплинарной. То есть, там не будет только все врачи-акушеры. Я пригласил туда и главного хирурга города Москвы, и главного уролога города Москвы, и мы вместе будем принимать решение о присвоении этого статуса. 

Р. ПАНЮШИН – «Мединфо»

Можно ли рассказать о технических проектах, которые отличают именно Москву, которые характерны для нашего города и выгодно отличают Москву от остальных регионов?

А.И. ЧУБАРОВА

Давайте я два слова скажу по детской службе. Действительно, есть дети, которые требуют многопрофильной команды для решения своих проблем при рождении. Это даже не столько недоношенные дети, сколько дети доношенные, но у которых есть множественные врожденные пороки развития. И сейчас неонатальная хирургическая служба продвинулась определенным образом. Я уже не буду говорить о технологии проведения операций, которая совершенствуется из года в год, но мы подошли к тем вещам, которые выходят пока за рамки ОМС и даже ВМП в том плане, что в мире есть технологии, которые позволяют спасти жизнь самым тяжелым детям с самым высоким риском летального исхода. В частности, для таких детей у нас в стационаре приказом Департамента от прошлого года создан центр экстракорпоральных методов поддержания жизни, где дети, у которых крайне сильно нарушена функция легких, дыхательных путей, сердечно-сосудистой системы, почек, получают помощь с помощью специального оборудования, в частности, аппаратуры ЭКМО. Сейчас у нас минимум один-два ребенка находятся на этой процедуре, это пока отдельный проект, и надо сказать, что он дает свои результаты. Ряд наших врачей получили премию «Призвание» за внедрение этой еще и во время оперативного вмешательства, что уже совсем сложно. Это новшество даже по сравнению с тем, что делается в аналогичных вещах в Европе, но это, что называется, не предел, технологии будут и дальше совершенствоваться. Как пример: технология появилась, наши доктора ее быстро освоили и достаточно быстро был сделан приказ Департамента о создании такого центра. И те дети, у которых, например, аномалия развития трахей и бронхов, дети с тяжелыми диафрагмальными грыжами, некоторые дети с определенными пороками сердца или их сочетаниями, которые раньше не выживали, теперь у нас выживают благодаря этим технологиям.

ВЕДУЩАЯ

Мы благодарим наших спикеров, спасибо большое, конференция окончена.